Признаки компаний однодневок

Верховный суд поменял подход к налоговой реконструкции. Теперь, если компанию обвинят в фиктивном документообороте, придется доказывать не только реальные расходы, но и то, что она не была инициатором схемы и не знала о проблемах контрагента. А если знала — должна раскрыть схему работы с техническими компаниями и указать на фактического исполнителя по договору. Иначе учесть расходы не удастся. Такой вывод Верховный суд включил в обзор и фактически поддержал позицию ФНС из письма о «налоговой реконструкции».ВС, ФНС Об этом и еще о двух спорных моментах, по которым раньше у судов и налоговиков не было единого подхода.

Компании не получат вычеты, если заключали фиктивные договоры, но не раскрыли исполнителя

Компания вправе учесть расходы по налогу на прибыль, даже когда привлекала технических контрагентов. Но это возможно, только если раскроет налоговой схему фиктивного документооборота и укажет настоящих исполнителей сделок. Речь о ситуации, когда договор в реальности исполняли, но не те лица, с которыми компания его заключила.

 

Чтобы учесть реальные расходы, компании придется добровольно раскрыть сведения о схеме с фиктивными договорами и показать документы о фактическом исполнителе. Если же компания знала о схеме работы с однодневками, но не пыталась ее раскрыть при проверке — не учтет расходы. Применить расчетный способ к недобросовестному налогоплательщику — значит уравнять его положение с компаниями, которые хотя и не подтвердили операции документами, но не уклонялись от налогов.

 

Теперь судам предстоит выяснять степень вины компании в организации схемы с техническими контрагентами, а компаниям — дополнительно доказывать, что действовали без умысла и с должной осмотрительностью.

 

Как было раньше

Суды не соглашались с ФНС и Минфином в том, как применять налоговую реконструкцию. Инспекторы отказывали в вычетах и снимали расходы, если компания заключала договоры только ради налоговой выгоды, а исполняли их третьи лица. Изучать реальный экономический смысл операций налоговики отказывались.

 

ФНС Суды поддерживали налогоплательщиков в налоговой реконструкции. Указывали: даже если документооборот фиктивный, но договор действительно исполняли, налоговая все равно обязана проверять, какие операции на самом деле совершала компания и какие расходы при этом понесла. По этим данным инспекторам следует определять настоящий размер налогов, поясняли судьи.

 

То есть практика исходила из того, что именно налоговики определяли реальный размер налога на прибыль и рассчитывали затраты компании на сделку. Ориентироваться при этом должны были на реальные условия ее работы. Суды толковали НК в пользу налогоплательщиков: для учета расходов по налогу на прибыль достаточно лишь реально совершить хозяйственные операции. В одном из дел суд и вовсе отметил, что, если ИФНС обнаружит нестыковки, должна доначислить налоги так, будто налогоплательщик не злоупотреблял правом. Кроме того, на допустимость расчетного способа для расходов налогоплательщика ссылался и Конституционный суд.

Налог на имущество платить не надо, если оборудование учтено как движимое имущество

Если оборудование приняли на учет как отдельный объект, а не составную часть здания, то налог на имущество платить не придется. Налоговая должна определять недвижимость по критериям бухучета, а не ГК. Даже если спорные объекты прочно связаны с землей, есть в ЕГРН, а разделить их без ущерба нельзя, это не значит, что инспекция вправе начислять налоги как на недвижимость. Эти критерии — для гражданского права, а не для налогового. Они не разграничивают инвестиции в производственное оборудование от инвестиций в недвижимость. Когда компания покупает оборудование, прочной связи с землей в любом случае не будет до тех пор, пока его не смонтируют. Поэтому в налоговых спорах следует применять критерий основного средства.

 

Как было раньше

У судов не было единого подхода, как определить недвижимость в налоговых спорах. Еще в 2016 году Верховный суд подсказал: регистрация в ЕГРН не доказывает, что объект — недвижимость. Но суды все равно принимали противоположные акты при схожих обстоятельствах. При этом создавали новые критерии, как отграничить движимое имущество от недвижимого.

 

Например, суды констатировали: сам по себе монтаж оборудования не означает, что оно обслуживает здание. То есть признавали оборудование движимым имуществом. Причем в таких ситуациях налогоплательщик мог строить здание только для того, чтобы эксплуатировать оборудование. Но суды указывали: даже если придется частично снести объект, чтобы демонтировать оборудование, из этого еще не следует, что оно — недвижимость.

 

Кроме того, суды и раньше учитывали данные из классификатора основных фондов. При этом, к примеру, в аналогичном деле суд отклонил довод о том, что трансформаторы — движимое имущество. Налогоплательщик ссылался, что их можно без ущерба демонтировать и применять вне трансформаторной станции. Однако суд использовал критерии недвижимости из ГК, например прочную связь объекта с землей.

Банкротство контрагента не мешает принять от него вычеты по НДС

Из-за конкурсного производства в отношении контрагента компания не потеряет право на вычет по НДС, если приобрела товары, работы или услуги до 1 января 2021 года. В законе нет запрета заключать договоры с банкротами, а следовательно, компанию нельзя лишать права на вычет за то, что выбрала несостоятельного контрагента. Дело в том, что, даже если организацию признали банкротом, она часто вправе, а иногда обязана продолжать работать. Поэтому нельзя лишать компанию права на вычет налога, который ей предъявил банкрот в цене товаров, работ или услуг. Иной подход возлагает НДС на добросовестного покупателя, ведь он полностью оплатил товар и использовал его, в конкурсную массу товар также не включали.

 

При этом с 1 января 2021 года для банкротов ввели противоположное правило: они больше не могут выставлять счета-фактуры с НДС, а их покупатели — принимать НДС к вычету.НК Некоторые суды попытались применять новое правило и к отношениям, которые возникли до 2021 года. Однако Верховный суд разъяснил: у новой нормы нет обратной силы. Если компания приобрела товары у банкрота до 2021 года, то вправе получить вычеты.

 

Как было раньше

Инспекции отказывали в вычетах, но суды их поправляли. Проблема была в формулировке нормы о том, что активы банкрота нельзя облагать НДС. Налоговики считали, что сюда относится любое имущество банкрота: и конкурсная масса, и товары, которые он продает, если продолжает работать. Однако суды ссылались: банкроту нельзя отказывать в праве предъявлять контрагентам НДС в составе цены продукции. Такой отказ приводит к тому, что государство получает НДС в двойном размере: и с поставщиков, и с покупателей, которые не могут предъявить налог к вычету.

 

При этом ВС ранее уточнял, что реализация имущества должника и продажа его товаров при текущей деятельности — два разных понятия. Если банкрот продолжал заниматься обычной хозяйственной деятельностью, его покупатели все равно получали вычеты по НДС.

 

Из-за неточной формулировки правила об НДС закон изменили. Внести поправки постановил Конституционный суд.

 

Он указал: по смыслу прежней редакции нормы инспекторы не вправе были отказывать в вычете по НДС налогоплательщикам, которые покупали у банкрота товары, работы или услуги. Поэтому с 2021 года НК прямо освобождает от НДС такие сделки. Поправка, хотя и лишает компании вычетов, устраняет двусмысленное толкование НК. Теперь компаниям будет проще планировать налоговую нагрузку, если заключают договор с банкротом.

Консультации(0)

Добавить вопрос или комментарий

Юрист может сам перезвонить Вам, если укажите номер телефона и город. Телефон не публикуется! Без указания номера телефона - ожидайте ответ на этой странице.

У Вас появились вопросы?

Пишите в комментариях - мы быстро Вам ответим и проконсультируем!

Статья оказалась Вам полезной?

 

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика