Судебная практика по туристическим услугам из-за коронавируса

Введение режима повышенной готовности, установление запретов и ограничений в части осуществления деятельности и передвижения, безусловно, отразилось на возможности пересечения гражданами границы Российской Федерации.

 

Необходимо отметить, что п. 2 ст. 19.4 Закона № 98-ФЗ предоставляет Правительству РФ право установления особенностей исполнения, изменения и (или) расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, туроператором, осуществляющим деятельность в сфере внутреннего туризма, и (или) въездного туризма, и (или) выездного туризма, либо турагентом, реализующим туристский продукт, сформированный таким туроператором, включая основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм или предоставления в иные сроки равнозначного туристского продукта. Как следует из заявлений органов государственной власти, во исполнение приведенных положений и в целях сохранения баланса интересов путешественников (заказчиков) и туроператоров (исполнителей) было принято Постановление Правительства РФ № 1073, которым утверждено Положение об особенностях на 2020 и 2021 гг. исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, туроператором, осуществляющим деятельность в сфере внутреннего туризма, и (или) въездного туризма, и (или) выездного туризма, либо турагентом, реализующим туристский продукт, сформированный таким туроператором, включая основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм или предоставления в иные сроки равнозначного туристского продукта, в том числе при наличии обстоятельств, указанных в части третьей ст. 14 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (далее – Положение).

 

Положение в ряде случаев вызывает вопросы и споры в правоприменительной практике, а также целую бурю эмоций у простых граждан, чьи денежные средства оказались «замороженными» на продолжительный период времени.

 

Напомним некоторые тезисы Положения:

● при исполнении в 2020 и 2021 гг. договора туроператор обеспечивает предоставление туристского продукта, предусмотренного договором, либо равнозначного туристского продукта в сроки, определяемые дополнительно по соглашению сторон договора, но не позднее 31 декабря 2021 г. (п. 2);

● в случае расторжения договора по требованию заказчика, в том числе при отказе заказчика от равнозначного туристского продукта, туроператор осуществляет возврат заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2021 г. (п. 5).

 

Итак, рассмотрим наиболее интересную судебную практику, касающуюся споров в сфере туризма, а также рассуждения судов о применимости Положения.

 

Решение Верховного Суда РФ от 30 сентября 2020 г. по делу № АКПИ20-521

 

Основной тезис. Довод о том, что Положение, утвержденное Постановлением № 1073, противоречит ГК РФ и Закону РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей), основан на неверном толковании.

Выдержки. Осетрова Н.В. обратилась в ВС РФ с административным исковым заявлением о признании недействующими предписаний Положения, ссылаясь на то, что установленное оспариваемыми нормами приостановление исполнения денежных обязательств туроператоров перед потребителями в связи с расторжением договоров на срок более 18 месяцев (с 24 июля 2020 г. по 31 декабря 2021 г.), а в части указанных в п. 6 и 7 Положения исключений – более шести месяцев является фактическим мораторием, т.е. отсрочкой исполнения обязательств туроператоров перед потребителями услуг, правом введения которого п. 2 ст. 19.4 Закона № 98-ФЗ Правительство РФ не наделено, что противоречит подп. 3 п. 1 ст. 202 ГК РФ и п. 1 ст. 1 Закона о защите прав потребителей и указывает на то, что Положение издано Правительством РФ с превышением полномочий. По мнению административного истца, увеличение срока исполнения денежного обязательства в сложных для кредитора обстоятельствах является предметом регулирования законодательства о банкротстве и не может устанавливаться в отрыве от его применения и (или) системного толкования, а отсутствие в оспариваемом акте положений, предусматривающих необходимые гарантии и меры по защите прав лиц, чьи имущественные интересы ими затрагиваются, ограничивает гражданские права участников гражданского оборота.

 

ВС РФ приходит к выводу о том, что административное исковое заявление не подлежит удовлетворению. В соответствии с п. 2 ст. 19.4 Закона № 98-ФЗ Правительство РФ вправе устанавливать на 2020 и 2021 гг. особенности исполнения, изменения и (или) расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, туроператором, осуществляющим деятельность в сфере внутреннего туризма, и (или) въездного туризма, и (или) выездного туризма, либо турагентом, реализующим туристский продукт, сформированный таким туроператором, включая основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм или предоставления в иные сроки равнозначного туристского продукта, в том числе при наличии обстоятельств, указанных в части третьей ст. 14 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об основах туристской деятельности).

Порядок возврата денег за путевку из за коронавируса

По смыслу приведенной нормы Закона № 98-ФЗ, Правительство РФ вправе в пределах оговоренных временных ограничений (2020 и 2021 гг.) устанавливать особенности расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, в том числе устанавливать основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм.

 

В силу положений ст. 779 ГК РФ договор о реализации туристского продукта по своей правовой природе является договором возмездного оказания услуг по туристическому обслуживанию (п. 2), в соответствии с которым исполнитель (туроператор) обязан обеспечить оказание заказчику (туристу) комплекса туристских услуг. Как следует из части первой ст. 10 Закона об основах туристской деятельности, реализация туристского продукта осуществляется на основании договора, заключаемого в письменной форме, в том числе в форме электронного документа, между туроператором и туристом и (или) иным заказчиком, а в случаях, предусмотренных этим Законом, между турагентом и туристом и (или) иным заказчиком. Указанный договор должен соответствовать законодательству РФ, в том числе законодательству о защите прав потребителей, на что также указывает и п. 1 ст. 422 ГК РФ, согласно которому договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

 

При этом если после заключения договора 96 принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п. 2 ст. 422 ГК РФ). Законом № 98-ФЗ в ст. 19.4 Правительство РФ наделено правом в 2020 и 2021 гг. определить сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм при расторжении договора, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно.

 

Сроки возврата денежных средств, определенные оспариваемыми нормами Положения, находятся в пределах сроков, установленных абзацем первым ст. 19.4 Закона № 98-ФЗ. Таким образом, Положение в оспариваемой части не противоречит ГК РФ, Закону о защите прав потребителей, а также Закону об основах туристской деятельности. Довод административного истца об отсутствии полномочий у Правительства РФ на принятие оспариваемых норм, определяющих предельные сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм при расторжении договора, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, основан на неверном толковании норм материального права. Вопреки доводам административного истца об отсутствии в Положении норм, предусматривающих гарантии и систему мер защиты имущественных интересов туриста, в целях стимулирования возврата денежных средств до наступления предельных дат и защиты интересов заказчиков туристского продукта п. 8 Положения предусмотрено, что туроператор при осуществлении возврата заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм обязан уплатить заказчику проценты за пользование указанными денежными средствами в размере 1/365 ключевой ставки ЦБ РФ, действующей на дату вступления в силу Положения, за каждый календарный день пользования.

 

Проценты начисляются со дня предъявления заказчиком соответствующего требования до дня возврата заказчику уплаченной за туристский продукт денежной суммы. Следовательно, установление Положением сроков возврата денежных средств, уплаченных по договору, не означает, что денежные средства не могут быть получены заказчиком ранее указанных дат. Кроме того, на уплаченные денежные суммы начисляются проценты за пользование денежными средствами.

 

Решение Верховного Суда РФ от 9 декабря 2020 г. по делу № АКПИ20-630

 

Основной тезис. Порядок, утвержденный Правительством РФ о возврате денежных средств туристам, не противоречит Закону о защите прав потребителей.

Выдержки. Гражданин Здор Е.В. обратился в ВС РФ с административным исковым заявлением о признании частично недействующим п. 1 Положения, предусматривающего сроки возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат ст. 421, гл. 13, 22, 29, 60 ГК РФ, положениям Закона об основах туристской деятельности, Закона о защите прав потребителей, нарушают его право собственности на денежные средства, препятствуют возможности ими пользоваться и распоряжаться по своему усмотрению, а также позволяют в одностороннем порядке изменять условия договора. Незаконным является придание оспариваемому постановлению обратной силы.

 

ВС РФ не находит оснований для удовлетворения заявленных административным истцом требований. В соответствии с п. 2 ст. 19.4 Закона № 98-ФЗ Правительство РФ вправе устанавливать на 2020 и 2021 гг. особенности исполнения, изменения и (или) расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, туроператором, осуществляющим деятельность в сфере внутреннего туризма, и (или) въездного туризма, и (или) выездного туризма, либо турагентом, реализующим туристский продукт, сформированный таким туроператором, включая основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм или предоставления в иные сроки равнозначного туристского продукта, в том числе при наличии обстоятельств, указанных в части третьей ст. 14 Закона об основах туристской деятельности. Во исполнение полномочий, предоставленных федеральным законодателем,

 

Постановлением Правительства РФ № 1073 утверждено Положение. Пункт 1 Положения устанавливает особенности на 2020 и 2021 гг. исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, туроператором, осуществляющим деятельность в сфере внутреннего туризма, и (или) въездного туризма, и (или) выездного туризма, либо турагентом, реализующим туристский продукт, сформированный та 98 ким туроператором, включая основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм или предоставления в иные сроки равнозначного туристского продукта, в том числе при наличии обстоятельств, указанных в части третьей ст. 14 Закона об основах туристской деятельности, что соответствует п. 2 ст. 19.4 Закона № 98-ФЗ, законодательству о туристской деятельности и не нарушает права административного истца. Доводы административного истца о противоречии оспариваемых положений нормативного правового акта нормам ГК РФ и Закона о защите прав потребителей являются несостоятельными. Договор о реализации туристского продукта по своей правовой природе является договором возмездного оказания услуг (п. 1, 2 ст. 779 ГК РФ), в соответствии с которым исполнитель (туроператор) обязан обеспечить оказание заказчику (туристу) комплекса туристских услуг. Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. При этом если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п. 2 указанной статьи).

 

Статья 421 ГК РФ закрепляет один из основных принципов гражданского законодательства – свободы договора. Между тем Законом № 98-ФЗ предусмотрены полномочия Правительства РФ как высшего исполнительного органа государственной власти устанавливать особенности исполнения, изменения и (или) расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 года включительно, туроператором либо турагентом, включая основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм. Пункт 1 Положения определяет предмет правового регулирования, не может нарушать права потребителей, предусмотренные Законом о защите прав потребителей и не допускает неправомерного удержания оплаченных туристом услуг по договору о реализации туристского продукта.

 

Решение Октябрьского районного суда г. Томска от 17 апреля 2020 г. по делу № 2-1128/2020

 

Основной тезис. Требование о возврате уплаченной за товар (услугу) суммы подлежит удовлетворению в течение 10 дней со дня предъявления соответствующего требования; за нарушение грозит пеня в размере 3% от суммы за каждый день просрочки.

Выдержки. Между Батуриной Н.В. и ООО «Томское туристическое агентство» 14 декабря 2019 г. был заключен договор о реализации туристского продукта № TUR-14/12/2019-8: тур в Китай, Хайнань (отель «BAOHONG HOTEL» (Building 2) 4*), срок поездки – с 17 марта 2020 г. по 3 апреля 2020 г., стоимость поездки – 143 400 рублей. Туроператором по договору является ООО «Русь-Тур». Тур был приобретен для проведения совместного отдыха с супругом А. и сыном Б. При соблюдении условий акции «Раннее бронирование Весна – Лето 2020!» при заключении договора 14 декабря 2019 г. истцом была внесена сумма в размере 50% стоимости тура, т.е. 71 700 рублей. 24 января 2020 г. из информации, представленной на официальном сайте Ростуризма, истцу стало известно, что в стране предстоящего путешествия (Китай) произошло распространение смертельно опасной коронавирусной инфекции (коронавируса), т.е. возникли обстоятельства, угрожающие жизни и здоровью, в связи с чем туристы имеют право требовать расторжения договора о реализации туристского продукта в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении (ухудшение условий).

 

22 февраля 2020 г. истцом была составлена и направлена через турагентство в адрес туроператора претензия о расторжении договора о реализации туристского продукта и возврате суммы в размере 71 700 рублей. Однако ответа на данную претензию со стороны ответчика не поступило, денежные средства не возвращены. Позднее истцу стало известно, что туроператор произвел аннуляцию тура. Таким образом, истец полагает, что его права как потребителя были нарушены, денежные средства, уплаченные за туристский продукт, ответчиком не возвращены, тем самым на указанные денежные средства подлежит начислению неустойка на основании ст. 28, 31 Закона о защите прав потребителей, а также подлежит взысканию моральный вред. Как следует из скриншота с сайта ответчика, на 1 ноября 2019 г. проводилась акция «Раннее бронирование Весна – Лето 2020!», условия которой распространялись на бронирования, совершенные в период с 1 ноября 2019 г. по 31 декабря 2019 г., на туры в Китай, о. Хайнань, с датами вылета с 1 марта 2020 г. по 31 октября 100 2020 г. любой длительности.

 

По условиям данной акции, 30% оплачивается в течение трех дней с момента подтверждения тура, до 50% – за три месяца до выезда, оставшиеся 50% – за 21 день до заезда. На указанных условиях 14 декабря 2019 г. истцом оплачено 50% от стоимости тура (143 400 руб.) – 71 700 рублей, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру № 137443 от 14 декабря 2019 г., кассовым чеком от 14 декабря 2019 г.

 

В силу ст. 14 Закона об основах туристской деятельности уполномоченный федеральный орган исполнительной власти информирует туроператоров, турагентов и туристов (экскурсантов) об угрозе безопасности туристов (экскурсантов) в стране (месте) временного пребывания, в том числе путем опубликования соответствующих сообщений в государственных средствах массовой информации (часть вторая). В случае возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов (экскурсантов) угрозы безопасности их жизни и здоровья, а равно опасности причинения вреда их имуществу, турист (экскурсант) и (или) туроператор (турагент) вправе потребовать в судебном порядке расторжения договора о реализации туристского продукта или его изменения (часть третья). При расторжении до начала путешествия договора о реализации туристского продукта в связи с наступлением обстоятельств, указанных в настоящей статье, туристу и (или) иному заказчику возвращается денежная сумма, равная общей цене туристского продукта, а после начала путешествия – ее часть в размере, пропорциональном стоимости не оказанных туристу услуг (часть пятая). Согласно п. 5.3.2 Положения о Федеральном агентстве по туризму (утв. Постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2004 г. № 901) Ростуризм является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, имеющим право предупреждать туристов об угрозе безопасности. Как следует из искового заявления, 24 января 2020 г. из информации, представленной на официальном сайте Ростуризма, истцу стало известно, что в стране предстоящего путешествия (Китай) произошло распространение смертельно опасной коронавирусной инфекции (коронавируса), т.е. возникли обстоятельства, угрожающие жизни и здоровью.

 

В связи с этим 22 февраля 2020 г. истцом ответчику было подано требование о расторжении договора ввиду возникновения обстоятельств в стране (месте) предстоящего временного пребывания, угро 101 жающих жизни и здоровью туристов, в котором истец также просил вернуть денежную сумму, равную общей цене туристского продукта в сумме 71 700 рублей. Как следует из скриншота с сайта турагента, договор № TUR14/12/2019-8 от 14 декабря 2019 г. аннулирован. В соответствии с п. 1 ст. 31 Закона о защите прав потребителей требования потребителя о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора, предусмотренные п. 1 ст. 28 и п. 1 и 4 ст. 29 настоящего Закона, подлежат удовлетворению в 10-дневный срок со дня предъявления соответствующего требования. Вместе с тем денежные средства, уплаченные истцом по туристскому продукту, в размере 71 700 рублей до настоящего времени ответчиком возвращены не были, ответа на требование истца от 22 февраля 2020 г. не последовало, доказательств обратному в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представлено.

 

Анализируя представленные сторонами доказательства в совокупности, суд приходит к выводу о том, что сформированный для истца туристский продукт не был реализован в связи с возникновением в стране временного пребывания туристов угрозы безопасности их жизни и здоровья, о чем было сообщено уполномоченным органом на официальном сайте Ростуризма, а также путем опубликования соответствующих сообщений в средствах массовой информации. Возникновение угрозы безопасности туристов является существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора о реализации туристского продукта, поскольку для суда является очевидным, что если бы истец, оплачивая 14 декабря 2019 г. туристский продукт для себя и членов своей семьи, предвидел возникновение в стране предстоящего путешествия (Китай) такой угрозы, то договор о реализации туристского продукта не был бы заключен. При таких обстоятельствах поданное истцом в адрес ответчика требование от 22 февраля 2020 г. о расторжении договора о реализации туристского продукта и возвращении его полной стоимости суд расценивает как заявление о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств, предусмотренном ст. 451 ГК РФ. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков. При этом, как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 45 Постановления Пленума ВС РФ № 17, при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

 

Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости. Установив, что ответчиками допущено нарушение прав потребителя, предусмотренных законом, вследствие несвоевременного возврата денежных средств потребителю за оплаченный тур, согласно разъяснениям, содержащимся в п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», суд приходит к выводу о частичном удовлетворении требований о компенсации морального вреда, а потому с ООО «Русь-Тур» в пользу Батуриной Н.В. подлежит взысканию сумма компенсации морального вреда в размере 2 000 рублей. В п. 46 Постановления Пленума ВС РФ № 17 разъяснено, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке, суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей). Принимая во внимание изложенное, учитывая размер суммы, присужденной судом в пользу истца, размер штрафа с ООО «Русь-Тур» составит 72 700 руб., исходя из расчета (71 700 рублей + 71 700 рублей + 2000 рублей) х 50%.

 

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 46 Постановления Пленума ВС РФ № 17, штраф представляет собой санкцию гражданскоправового характера и подлежит взысканию в пользу потребителя, который также может быть снижен судом в порядке ст. 333 ГК РФ. О снижении суммы штрафа ответчиком не заявлено, оснований для снижения штрафа судом не установлено. 103 Решение Вологодского городского суда от 17 июля 2020 г. по делу № 2-3720/2020 Основной тезис. Туроператор лишился дохода от туристической деятельности, в связи с чем на него не может быть возложена ответственность. Выдержки. 23 января 2020 г. между ООО «Альтур» (агентство) и Литвиновой В.О. (клиент) заключен договор об оказании услуг по туристическому обслуживанию, согласно которого агентство приняло на себя обязательство оказать клиенту услуги по бронированию и оплате туристского продукта с характеристиками, указанными в заявке на бронирование туристского продукта, которая является неотъемлемой частью договора, а клиент обязуется оплатить эти услуги. Согласно заявке от 23 января 2020 г. определены сроки путешествия с 22 марта 2020 г. по 29 марта 2020 г. по маршруту аэропорт – отель – аэропорт в страну ОАЭ, Дубай, с размещением в гостинице туристов Литвиновой В.О., иных членов ее семьи и путешествующих с ней лиц. Туроператором указанного тура является ООО «Пегас Турс».

 

Цена тура, в соответствии с п. 10 заявки, составила 374 100 руб. Оплата произведена в полном объеме. Туроператору от турагента было перечислено 345 280,97 руб. 13 марта 2020 г. Литвинова В.О. подала в ООО «Альтурс» заявление об аннулировании тура по личным обстоятельствам с требованием о возврате денежных средств. Туроператор вернул турагенту 148 631,35 руб. 20 марта 2020 г. ООО «Альтур» вернуло Литвиновой В.О. денежные средства в размере 148 631,35 руб. 20 марта 2020 г. Литвинива В.О. направила в адрес ООО «Альтур», ООО «Пегас Турс» заявление о расторжении договора об оказании услуг по туристическому обслуживанию от 23 января 2020 г., ссылаясь на наложение со стороны МИД ОАЭ ограничений на въезд на территорию ОАЭ с 19 марта 2020 г. в целях сдерживания распространения коронавириусной инфекции, а также, ссылаясь на п 5.2 договора, просила расторгнуть договор оказания услуг по туристическому обслуживанию от 23 января 2020 г. и вернуть денежные средства в размере 225 468 руб. в течение 10 дней. На основании изложенных обстоятельств истица обратилась в суд с иском к ответчику, в котором с учетом уточнения просила взыскать с ответчика в счет возврата стоимости тура 196 642,82 руб., неустойку в размере 196 642,82 руб., компенсацию морального вреда 15 000 руб., штраф и юридические расходы. 104 Представитель ответчика – ООО «Пегас Турс» – в судебное заседание не явился. Направил отзыв, в котором возражал против удовлетворения исковых требований. Пояснил, что туроператор выполнил обязательства по бронированию и оплате туристических услуг для истца, по забронированным продуктам получил денежные средства: по заявке 4988559 – 102 264,3 руб., по заявке 4988520 – 105 993,87 руб. и по заявке 4988463 – 137 022,8 руб. и указанные денежные средства в полном объеме перечислил иностранному туроператору. В последующем произвел возврат денежных средств по заявке 4988559 в размере 52 671,14 руб., по заявке 49 88520 – 49 844,89 руб. и по заявке 4988463 – 46 115,32 руб. Истцу было предложено перенести сроки совершения путешествия. Оснований для выплаты истцу денежных средств в полном объеме не имеется.

 

Требования о взыскании морального вреда, штрафа считал не подлежащими удовлетворению. Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, – ООО «Альтур» – в судебное заседание не явился. Направил отзыв, в котором указал, что договор был фактически расторгнут 13 марта 2020 г. на основании заявления и произведен возврат денежных средств. Оснований для повторного расторжения договора не имеется, в связи с чем просил отказать в удовлетворении исковых требований.

 

Суд, заслушав представителя истца, исследовав материалы дела, проанализировав всю совокупность представленных доказательств, пришел к следующему. В соответствии со ст. 9 Закона об основах туристской деятельности по договору о реализации туристского продукта, заключенному турагентом, туроператор несет ответственность за неоказание или ненадлежащее оказание туристу и (или) иному заказчику услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги. В соответствии с информацией Ростуризма, опубликованной на сайте www.russiatourism.ru, въезд иностранных граждан в ОАЭ был ограничен (ограничено авиасообщение) с 12 марта 2020 г. в рамках борьбы с завозом и распространением коронавирусной инфекции. В соответствии с поручением Правительства Российской Федерации № ТГ-П12-2111 от 20 марта 2020 г. было введено временное ограничение на осуществление пассажирских авиаперевозок с территории Российской Федерации на территорию иностранных государств.

 

Отказ истца от тура был сделан в период указанных ограничительных мер. В связи с этим суд приходит к выводу, что тур не мог быть 105 предоставлен по причине ограничительных мер в связи с коронавирусной инфекцией и по этой причине истица отказалась от тура. В соответствии со ст. 14 Закона об основах туристской деятельности в случае возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов (экскурсантов) угрозы безопасности их жизни и здоровья, а равно опасности причинения вреда их имуществу, турист (экскурсант) и (или) туроператор (турагент) вправе потребовать в судебном порядке расторжения договора о реализации туристского продукта или его изменения. При расторжении до начала путешествия договора о реализации туристского продукта в связи с наступлением обстоятельств, указанных в настоящей статье, туристу и (или) иному заказчику возвращается денежная сумма, равная общей цене туристского продукта, а после начала путешествия – ее часть в размере, пропорциональном стоимости не оказанных туристу услуг. На основании вышесказанного следует, что при наличии угрозы безопасности жизни (здоровью) туриста в стране временного пребывания он имеет право расторгнуть договор и вернуть денежные средства. Суд приходит к выводу, что пандемия коронавируса создает угрозу безопасности жизни (здоровью) туриста. В связи с этим требование истца о расторжении договора и возврате денежных средств заявлено правомерно. С ответчика в пользу истца надлежит взыскать в счет возврата стоимости тура 196 649,62 (345 280,97 – 148 631,35) руб. Однако в связи с тем, что суд не может выйти за пределы заявленных требований, взысканию с ответчика подлежит 196 642,82 руб. Рассматривая требование истца о взыскании с ответчика неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28, компенсации морального вреда, предусмотренной ст. 15, и штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, суд приходит к нижеследующему. В соответствии с Обзором по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 (утв. Президиумом ВС РФ 21 апреля 2020 г.), отсутствие у должника необходимых денежных средств по общему правилу не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств. Однако если отсутствие необходимых денежных средств вызвано установленными ограничительными мерами, в частности запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т.п., то оно может 106 быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств на основании ст. 401 ГК РФ.

 

Освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения). В соответствии со ст. 1 Закона об основах туристской деятельности туроператорская деятельность – деятельность по формированию, продвижению и реализации туристского продукта, осуществляемая юридическим лицом (далее – туроператор). На основании вышеуказанного следует, что туроператоры – это лица, которые формируют и реализуют туристские продукты и получают за счет этого доход.

 

Исходя из того, что выездной туризм (за пределы РФ) был приостановлен с 20 марта 2020 г., а внутренний туризм был невозможен по причине приостановления деятельности предприятий гостиничного фонда, введения особого режима передвижения на территории РФ на основании Указа Президента РФ № 316, суд приходит к выводу, что туроператор лишился дохода от туристической деятельности. В связи с этим на него не может быть возложена указанная ответственность. Кроме того, на момент изготовления решения в окончательной форме вступило в силу Постановление Правительства РФ от 20 июля 2020 г. № 1078 «Об утверждении Положения об особенностях отмены либо переноса бронирования места в гостинице или ином средстве размещения в отношении оснований, порядка, сроков и условий такого переноса и (или) возврата заказчикам (потребителям) денежных сумм, уплаченных ими при бронировании, на 2020 и 2021 годы», которое предоставляет туроператорам отсрочку исполнения обязательства по возврату денежных средств.

 

В связи с этим ответчик не лишен права на стадии исполнения решения суда обратиться в суд в порядке ст. 203 ГПК РФ о предоставлении отсрочки.

Как снизить неустойку в связи с пандемией

Решение Центрального районного суда г. Тюмени от 20 июля 2020 г. по делу № 2-4513/2020

 

Основной тезис. Неустойка по Закону о защите прав потребителей может быть снижена по ст. 333 ГК РФ по причине отказа от тура, не связанной с виновными действиями туроператора.

Выдержки. Управление Федеральной службы в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тюменской области в интересах истца Тюкина В.В. обратилось в суд с исковым заявлением к ООО «ТУРОПЕРАТОР КОРАЛ ТРЕВЕЛ ЦЕНТР» и с учетом уточненных исковых требований просило расторгнуть договор о реализации туристского продукта, взыскать денежные средства, уплаченные по договору реализации туристского продукта № __ от (дата) в размере 225 062 руб. 04 коп., компенсацию морального вреда в размере 120 000 руб., штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

 

Исковые требования мотивированы тем, что (дата) между Тюкиным В.В. и ООО «Интурком» заключен договор о реализации туристского продукта № __, по условиям которого был забронирован тур на четырех человек в Турцию на период с (дата) по (дата) стоимостью 240 000 руб., который был оплачен истцом в полном объеме. Истец указывает, что произошло ухудшение условий путешествия, указанных в договоре, а также возникла невозможность совершения поездки в Турцию по не зависящим от истца обстоятельствам; распространение коронавируса, в том числе в стране предполагаемого вылета, является обстоятельством, которое не могло быть известно истцу, возникло по причинам, не зависящим от истца, что является основанием для расторжения договора. Таким образом, имеются два обстоятельства, предусмотренных ст. 11.8 Закона об основах туристской деятельности, дающих основания для применения положения ст. 11.8, 14 указанного Закона. Истец (дата) направил претензию туроператору о расторжении договора и возврате денежных средств. Туроператор получил заявление истца (дата), соответственно, требование потребителя о возврате денежных средств должно быть удовлетворено в 10-дневный срок (ст. 31 Закона о защите прав потребителей). Кроме того, турист имеет право на компенсацию морального вреда в случае невыполнения условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом в порядке, установленном законодательством РФ.

 

За восстановлением нарушенных прав истец обратился в суд с вышеуказанными исковыми требованиями. В судебном заседании истец Тюкин В.В. отказался от исковых требований о расторжении договора, взыскании денежных средств, судебных расходов, так как ответчик возвратил уплаченные денежные средства в полном объеме. Просил суд взыскать компенсацию морального вреда и штраф в полном объеме. В судебное заседание представитель ответчика ООО «ТУРОПЕРАТОР КОРАЛ ТРЕВЕЛ ЦЕНТР» не явился, о дате, времени и ме 108 сте судебного заседания извещен надлежащим образом, как следует из входящей телефонограммы, просил применить положения ст. 333 ГК РФ и снизить размер штрафных санкций. Как следует из материалов дела, между ООО «ИНТУРКОМ» и Тюкиным В.В. заключен договор № __ о реализации туристского продукта, по условиям которого турагент обязался забронировать тур на четырех человек в Турцию в отель на период с (дата) по (дата), стоимость туристского продукта составляет 240 000 руб., туроператором является ООО «ТУРОПЕРАТОР КОРАЛ ТРЕВЕЛ ЦЕНТР». Истец Тюкин В.В. оплатил туристский продукт в полном объеме, что подтверждается кассовым чеком от (дата) на общую сумму 240 000 руб. Тюкин В.В. обратился к ответчику с досудебной претензией, в которой просил расторгнуть договор о реализации туристского продукта № __ от (дата), вернуть 240 000 руб. за туристский продукт. В соответствии с п. 1 ст. 782 ГК РФ, ст. 32 Закона о защите прав потребителей (в ред. от 24 апреля 2020 г.) заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

 

В судебном заседании судом установлено, что поездка не состоялась в связи с продолжающимся глобальным распространением коронавирусной инфекции (2019-nCoV), а также прекращением осуществления полетов из российских аэропортов в аэропорты иностранных государств и в обратном направлении, за исключением полетов, связанных с вывозом российских граждан на территорию Российской Федерации из иностранных государств в связи с распространением новой коронавирусной инфекции, а также полетов, осуществляемых по отдельным решениям Правительства РФ. ООО «ИНТУРКОМ» был произведен возврат агентского вознаграждения о реализации туристского продукта № __ в размере 14 937 руб. 96 коп. Ответчиком ООО «ТУРОПЕРАТОР КОРАЛ ТРЕВЕЛ ЦЕНТР» был произведен возврат денежных средств в размере 225 062 руб. 04 коп. за туристские услуги Тюкину В.В. В судебном заседании установлено нарушение прав истца как потребителя в связи с неудовлетворением его требований ответчиком в добровольном порядке, так как денежные средства истцу были возвращены после обращения в суд (8 июня 2020 г. – дата подачи искового заявления); суд находит требования о компенсации морального вреда подлежащими частичному удовлетворению в размере 3 000 руб. 109 Размер взыскиваемого штрафа, исходя из заявленных истцом требований, составлял 228 062 руб. 04 коп. (225 062 руб. 04 коп. – денежные средства, уплаченные по договору + компенсация морального вреда в размере 3 000 руб.) В силу п. 1 ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении. Из разъяснений п. 34 Постановления Пленума ВС РФ № 17 следует, что применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым. Степень соразмерности последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, ее оценка производится судом по правилам ст. 67 ГПК РФ исходя из своего внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании обстоятельств дела.

 

Разрешая ходатайство представителя ответчика – ООО «ТУРОПЕРАТОР КОРАЛ ТРЕВЕЛ ЦЕНТР» – о применении положения ст. 333 ГК РФ, суд с учетом обстоятельств дела, не допуская неосновательного обогащения истца за счет ответчика, исходя из принципа компенсационного характера любых мер ответственности, обращая внимание также на то, что туристический тур не состоялся не по вине ответчика, приходит к выводу о снижении штрафа до 20 000 руб. Решение Центрального районного суда г. Тюмени от 20 июля 2020 г. по делу № 2-4658/2020 Основной тезис. Несмотря на фактически произведенные турагентом расходы, оснований для отказа в иске не имеется; неустойка не подлежит взысканию по причине отказа от услуги, не связанной с нарушением сроков ее предоставления или ее качества. Выдержки. Журавлева Г.М., Сапунова Е.И. обратились в суд с иском к ООО «Веди Групп Урал» о взыскании в пользу Журавлевой Г.М. денежных средств, уплаченных по договору от (дата) в размере 125 991 рубль 36 копеек, неустойки за период с (дата) по (дата) в размере 125991 рубль 36 копеек, компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей, штрафа, расходов по оплате услуг представителя в размере 10 000 рублей, расходов по оформлению нотариальной 110 доверенности; в пользу Сапуновой Е.И. денежных средств, уплаченных по договору от (дата) в размере 120 669 рублей 36 копеек, неустойки за период с (дата) по (дата) в размере 120 669 рублей 36 копеек, компенсации морального вреда в размере 50 000 рубелей, штрафа, расходов по оплате услуг представителя в размере 10 000 рублей, расходов по оформлению нотариальной доверенности.

 

Требования мотивированы тем, что (дата) между истцами и турагентом – ООО «ТРЕВЕЛ ЛЮКС» – в лице генерального директора, действующего по поручению туроператора – ООО «ВЕДИ ГРУПП УРАЛ», был заключен договор реализации туристского продукта. Стоимость турпродукта, составлявшая 277 500 рублей, включала проживание в отеле в Чехии в период с (дата) по (дата), билеты Екатеринбург – Прага – Екатеринбург, трансфер, медицинскую страховку, страховку от невыезда и оформление визы. Истцами (дата) было внесено 277 500 рублей; при этом (дата) Журавлевой Г.М. 4 000 рублей были возвращены. Однако надлежащее оказание услуг оказалось невозможным в связи с обстоятельствами, вызванными пандемией коронавируса COVID-19, услуги по договору оказаны не были. (Дата) истцы отказались от исполнения договора, просили расторгнуть договор в связи с невозможностью его исполнения, направив заявление турагенту, которое было перенаправлено туроператору.

 

Однако до настоящего момента денежные средства возвращены не были, в связи с чем просят взыскать денежные средства, уплаченные по договору, неустойку, моральный вред и судебные расходы. Из представленного агентского договора от (дата) следует, что между ООО «Веди Групп Урал» (туроператор) и ООО «Тревел Люкс» (агент) заключен договор, согласно которому агент обязуется за вознаграждение совершать по поручению туроператора юридические и иные действия по подтверждению и реализации туристских продуктов. Комплекс услуг, входящих в состав туристского продукта, реализуемого агентом, требует предварительного бронирования и подтверждения их наличия со стороны туроператора. Как видно из представленных документов и не оспаривается стороной ответчика, заявка была аннулирована, в связи с чем ООО «Тревел Люкс» (как предусмотрено агентским договором) направило туроператору (дата) письма на возврат денежных средств по заявкам. ООО «Веди Групп Урал» направило уведомление, в котором предложило туристам два варианта: либо перенести тур, либо расторгнуть договор. Из уведомления следует, что туристы (дата) приняли решение расторгнуть договор, о чем было сообщено туроператору. 111 Из представленной переписки видно, что между турагентом и туроператором велась переписка, однако денежные средства возвращены не были, доказательств обратного не представлено. Согласно правовой позиции ВС РФ, изложенной в п. 2 Постановления Пленума ВС РФ № 17, если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами. Как следует из Постановления Правительства РФ от 31 января 2020 г. № 66 «О внесении изменения в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих», коронавирусная инфекция (2019-nCoV) внесена в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих. 27 февраля 2020 г. на сайте Ростуризма размещена информация о наличии угрозы безопасности туристов, о приостановлении формирования и реализации туристских продуктов, а также отдельных туристских услуг в Итальянскую Республику, Республику Корея, Исламскую Республику. 13 марта 2020 г. вынесено постановление Главного санитарного врача Российской Федерации № 6 «О дополнительных мерах по снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-2019», согласно которому ограничено проведение массовых мероприятий. По данным, представленным на официальном сайте Ростуризма, находящемся в свободном доступе, с (дата) введен запрет на въезд в Чехию, с (дата) на 30 дней введен режим чрезвычайного положения. Границы закрыты до (дата). Указом Президента РФ № 206 в Российской Федерации объявлены нерабочие дни в период с (дата) по (дата). По состоянию на (дата) размещена информация о распространении коронавирусной инфекции.

 

На сайте Ростуризма размещена информация о том, что с (дата) введен запрет на въезд в страну до особого распоряжения. Таким образом, Ростуризм как федеральный орган исполнительной власти принял решение об опубликовании сообщения об угрозе без 112 опасности туристов и запретил выезд в Чешскую Республику, а также выезд из России, приостановил авиасообщение. Из совокупности представленных по делу доказательств следует, что до начала путешествия у истцов появились достаточные основания предполагать наличие обстоятельств, свидетельствующих о реальной угрозе безопасности жизни и здоровью, в связи с чем истцы отказались от исполнения договора оказания услуг, о чем собственноручно указали в уведомлении. Таким образом, поскольку до начала путешествия у истцов появились достаточные основания предполагать наличие обстоятельств, свидетельствующих о реальной угрозе безопасности жизни и здоровью, в связи с чем они вынужденно отказались от исполнения договора оказания услуг, при этом туристическая услуга не могла быть исполнена по объективным причинам в связи с наличием ограничений на въезд в Чехию, истцы услугами не воспользовались, то с ответчика в пользу истца Журавлевой Г.М. подлежит взысканию сумма в раз мере 125 991 рубль 36 копеек, а в пользу истца Сапуновой Е.И. – сумма в размере 120 669 рублей 36 копеек. Доказательств исполнения обязательств по возврату денежных средств ответчик не представил.

 

Суд находит, что указанные обстоятельства не являются обстоятельствами непреодолимой силы, а потому оснований для применения п. 3 ст. 401 ГК РФ в качестве основания для освобождения ответчика от ответственности перед истцом не имеется. Доводы стороны ответчика о том, что ответчик понес фактические затраты по авиаперелету, страховке, оформлению визы, трансферу, оплате отеля, о чем ответчиком представлены соответствующие договоры и платежные документы, суд не принимает во внимание, так как турист данными услуги не воспользовался и не мог воспользоваться по не зависящим от него обстоятельствам. Также суд учитывает, что туристский продукт – это комплекс услуг по перевозке и размещению. Кроме того, Ростуризм опубликовал информацию, что с (дата) введен запрет на въезд в Чехию и на 30 дней введен режим чрезвычайного положения, а учитывая, что поездка у истцов запланирована в период с (дата) по (дата), т.е. в период угрозы безопасности туристов, ответчик обязан вернуть полную стоимость тура. Требования истцов о взыскании неустойки в размере 125 991 рубль 36 копеек в пользу Журавлевой Г.М. и 120 669 рублей 36 копеек в пользу Сапуновой Е.И. удовлетворению не подлежат исходя из следующего. 113 Из содержания п. 1, 3 ст. 31 Закона о защите прав потребителей следует, что требования потребителя о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора, предусмотренные п. 1 ст. 28 и п. 1 и 4 ст. 29 настоящего Закона, подлежат удовлетворению в 10-дневный срок со дня предъявления соответствующего требования. За нарушение предусмотренных настоящей статьей сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню), размер и порядок исчисления которой определяются в соответствии с п. 5 ст. 28 настоящего Закона. В силу п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании п. 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере 3% цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена – общей цены заказа. Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени).

 

Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги). Системный анализ приведенных норм свидетельствует о том, что неустойка за нарушение сроков удовлетворения требований потребителя о возврате денежных средств, уплаченных по договору, и возмещении убытков подлежит взысканию только тогда, когда такие убытки причинены вследствие нарушения срока или качества услуги. Поскольку в данном случае заявленные истцами требования о возврате денежных средств в связи с отказом от исполнения договора не связаны с нарушением сроков выполнения услуги либо предоставлением услуги ненадлежащего качества, то оснований для взыскания неустойки, предусмотренной п. 3 ст. 31 Закона о защите прав потребителей во взаимосвязи с положениями п. 5 ст. 28 данного Закона, у суда не имеется.

Основания освобождения от ответственности туроператора

Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 17 сентября 2020 г. по делу № 33-12434/2020

 

Основной тезис. Существенное изменение обстоятельств является основанием для освобождения туроператора от ответственности за нарушение обязательства в форме неустойки, штрафа и компенсации морального вреда.

Выдержки. С., Т. обратились в суд с иском к турагенту и ООО «Юнитур-2007» о защите прав потребителей. Иск обоснован тем, что истцы приобрели у турагента тур в Китай на период с 7 по 14 февраля 2020 г. Туристский продукт полностью оплачен, однако в связи с размещением на сайте Роспотребнадзора информации о случаях заболеваний в Китае, вызванных новым коронавирусом, рекомендацией российским туристам воздержаться от посещения Китая 24 января 2020 г. истцы обратились к турагенту с требованием о расторжении договоров о реализации туристского продукта. Досудебная претензия истцов к туроператору о расторжении договоров и возврате уплаченных денежных средств оставлена без удовлетворения.

 

Решением Лаишевского районного суда Республики Татарстан от 15 июня 2020 г. исковые требования были удовлетворены, что послужило основанием для обращения ответчика с апелляционной жалобой. В апелляционной жалобе представитель ООО «Юнитур-2007» В. М. выражает несогласие с решением суда в части взыскания с ответчика неустойки, штрафа и компенсации морального вреда, просит решение суда в этой части отменить. Указывает, что по заявленному истцами основанию договор о реализации туристского продукта может быть расторгнут только в судебном порядке, лишь с момента вступления решения суда в законную силу возникает обязанность по возврату стоимости тура, поэтому штрафные санкции начислению не подлежат, права истцов ответчиком не нарушены. Также указывает, что туристская отрасль наиболее пострадала от последствий коронавирусной инфекции, отказ от путешествия не вызван какими-либо неправомерными действиями туроператора. Судебная коллегия полагает решение суда подлежащим отмене в обжалуемой части, в остальной части – подлежащим оставлению без изменения. 24 января 2020 г. на сайте Роспотребнадзора появилась информация о случаях заболеваний в Китайской Народной Республике, вызванных новым коронавирусом, и рекомендация российским туристам воздержаться от посещения Китая до стабилизации эпидемиологической ситуации; аналогичная информация размещена и на сайте Ростуризма. Согласно ст. 14 Закона об основах туристской деятельности данные обстоятельства квалифицируются как угроза безопасности туристов. Отказ истцов от поездки вызван именно этим обстоятельством, об их отказе от путешествия ответчикам стало известно до начала путешествия (в адрес турагента обращение поступило еще 23 января 2020 г., обращение было перенаправлено туроператору 7 февраля 2020 г.). Письмом от 21 февраля 2020 г. туроператор – ООО «Юнитур-2007» – предложил всем туристам, отказавшимся от поездки в Китай, перебронировать тур в любую страну, предлагаемую «ТЕЗ Тур», в любую дату заезда вплоть до 31 января 2021 г. с зачетом уплаченных за тур денежных средств. Указанным предложением истцы не воспользовались и обратились в суд с требованием возврата уплаченных денежных средств. На этот случай в том же письме туроператора доведена информация о том, что денежные средства за путевки будут возвращаться.

 

Разрешая спор, суд первой инстанции правильно признал, что в связи с существенным изменением обстановки в Китайской Народной Республике и в связи с возникновением угрозы безопасности туристов в силу ст. 451 ГК РФ истцы имеют законные основания для расторжения договоров о реализации туристского продукта и возврата им уплаченных денежных средств. В данной части решение суда сторонами не обжалуется и не является предметом проверки судом апелляционной инстанции. Принимая решение о взыскании с ООО «Юнитур-2007» в пользу истцов неустойки, компенсации морального вреда и штрафа, суд первой инстанции ограничился ссылками на положения ст. 13, 15 и 28 Закона о защите прав потребителей, не приведя в решении расчет неустойки (период начисления, размер) и не дав никакой оценки доводам ответчика об отсутствии оснований для взыскания указанных сумм, изложенным в отзыве на исковое заявление.

 

Аналогичные доводы приведены ответчиком в апелляционной жалобе; эти доводы заслуживают внимания. В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

 

Таким образом, приведенная норма устанавливает критерии, при которых то или иное обстоятельство может быть признано обстоятельством непреодолимой силы. 116 ВС РФ в Постановлении Пленума ВС РФ № 7 дано толкование содержащемуся в ГК РФ понятию обстоятельств непреодолимой силы. Так, в п. 8 Постановления № 7 разъяснено, что в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный, непредотвратимый при данных условиях и внешний по отношению к деятельности должника характер. Требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий, т.е. одной из характеристик обстоятельств непреодолимой силы (наряду с чрезвычайностью и непредотвратимостью) является ее относительный характер. Не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.

 

Из приведенных разъяснений следует, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.). Применительно к нормам ст. 401 ГК РФ обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, а также принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению ее распространения, в частности ограничение передвижения физических лиц, закрытие границ, введение режима самоизоляции граждан и т.п., могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будут установлены их соответствие названным выше критериям таких обстоятельств и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства. 117 При этом следует иметь в виду, что отсутствие у должника необходимых денежных средств по общему правилу не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств.

 

Однако если отсутствие необходимых денежных средств вызвано установленными ограничительными мерами, в частности запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т.п., то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств на основании ст. 401 ГК РФ. Освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами. Указанные разъяснения применяются как в случае оценки причин неисполнения договорных обязательств, так и в случае оценки причин неисполнения обязательства по возврату уплаченных денежных средств в случае расторжения договора.

 

Деятельность туристических агентств и прочих организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма, включена в перечень отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции (Постановление Правительства РФ № 434). Очевидно, что невозможность осуществления туристских поездок в условиях угрозы безопасности туристов привела к значительному снижению размера прибыли для всех предприятий указанной отрасли экономики и фактическому приостановлению деятельности этих предприятий. Возможность возврата истцам денежных средств из средств фонда персональной ответственности туроператоров в сфере выездного туризма в порядке, установленном Постановлением Правительства РФ от 8 апреля 2020 г. № 461 «Об утверждении Правил возврата туристам и (или) иным заказчикам уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм из денежных средств фонда персональной ответственности туроператора» (далее – Постановление Правительства РФ № 461), у ООО «Юнитур-2007» отсутствовала ввиду наличия задолженности по оплате ежегодных взносов в указанный фонд.

 

При этом судебная коллегия отмечает, что со стороны туроператора незамедлительно предложены адекватные ситуации варианты по изменению условий договора в связи с существенным изменением обстоятельств. При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что хотя фактически истцы и туроператор договорились о расторжении договоров о реализации туристского продукта в связи с существен 118 ным изменением обстоятельств (ввиду несогласия истцов на изменение условий договоров), свою обязанность по возврату стоимости туристского продукта туроператор не исполнил в связи с наличием вышеизложенных обстоятельств непреодолимой силы, что является основанием для освобождения его от ответственности за нарушение такого обязательства в форме неустойки, штрафа и компенсации морального вреда. При этом судебная коллегия особо отмечает, что ст. 14 Закона об основах туристской деятельности предусматривает именно судебный порядок расторжения договора о реализации туристского продукта, с расторжением которого у туроператора и возникает обязанность по возврату туристам денежных средств. Также необходимо отметить, что Постановлением Правительства РФ № 1073 утверждено Положение, согласно п. 5 которого в случае расторжения договора по требованию заказчика, в том числе при отказе заказчика от равнозначного туристского продукта, туроператор осуществляет возврат заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2021 г. (в отдельных случаях – не позднее 31 декабря 2020 г.). Таким образом, взыскание в пользу истцов штрафных санкций необоснованно ставит их в преимущественное положение по сравнению с остальными туристами, расторгающими договоры о реализации туристских продуктов по тем же основаниям. Отмена решения суда в части взыскания неустойки и компенсации морального вреда приводит к изменению подлежащей взысканию с ответчика суммы государственной пошлины, размер которой, исходя из подлежащих взысканию сумм, составит 6023 рубля. Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 5 октября 2020 г. по делу № 33-13987/2020 Основной тезис. Претензионный порядок в потребительских отношениях не является обязательным. Выдержки. Шайхутдинов Е.А. обратился в суд с иском к ООО «ВИАТуризм», ООО «Хадзанг Тур» о взыскании расходов на оплату туристских услуг, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований указано, что 10 января 2020 г. между истцом и турагентом ООО «ВИА-Туризм» заключен договор реализации туристского продукта, предметом которого была поездка в Турцию. Из СМИ 11 марта 2020 г. истец узнал об объявлении ВОЗ о пандемии коронавирусной инфекции COVID-19. В связи с этим истцом принято 119 решение об отказе от туристского продукта и подано заявление об аннулировании заявки на бронирование и расторжении договора. Суд первой инстанции оставил исковое заявление без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора, в связи с чем истцом была подана частная жалоба. Судебная коллегия полагает, что определение суда первой инстанции подлежит отмене по следующим основаниям. Согласно абзацу второму ст. 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора. В силу части первой ст. 11.8 Закона об основах туристской деятельности в случае принятия иностранным государством решения об ограничении въезда туристов в страну (место) временного пребывания или возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов угрозы безопасности их жизни и здоровья, а равно опасности причинения вреда их имуществу, указанных в ст. 14 настоящего Закона, Правительством РФ может быть принято решение о возврате туристам и (или) иным заказчикам уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм из средств фонда персональной ответственности туроператора. При этом в случае принятия Правительством РФ такого решения при расторжении договора о реализации туристского продукта, заключенного туроператором или турагентом с туристом и (или) иным заказчиком, до начала путешествия туристу и (или) иному заказчику возвращается денежная сумма, равная общей цене туристского продукта, а после начала путешествия – часть указанной общей цены в размере, пропорциональном стоимости не оказанных туристу услуг. Правительством РФ 4 апреля 2020 г. издано Распоряжение № 898-р, которым постановлено возвратить туристам и (или) иным заказчикам уплаченные ими за туристский продукт, в случае если путешествие планировалось в период с начала действия ограничений, предусмотренных ст. 11.8 Закона об основах туристской деятельности, до 1 июня 2020 г., денежные суммы из средств фонда персональной ответственности туроператора на основании представленного не позднее 15 апреля 2020 г. в объединение туроператоров в сфере выездного туризма туроператором, осуществляющим деятельность в сфере выездного туризма, уведомления о возврате. 120 Постановлением Правительства РФ № 461 утверждены Правила возврата туристам и (или) иным заказчикам уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм из денежных средств фонда персональной ответственности туроператора (далее – Правила). Правила устанавливают порядок и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм из денежных средств фонда персональной ответственности туроператора в сфере выездного туризма в случае принятия Правительством РФ решения о возврате туристам и (или) иным заказчикам уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм из средств фонда туроператора в связи с наступлением обстоятельств, связанных с принятием иностранным государством решения об ограничении въезда туристов в страну (место) временного пребывания, или возникновением обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов угрозы безопасности их жизни и здоровью, а равно опасности причинения вреда их имуществу. Согласно п. 2 Правил туроператор в двухнедельный срок со дня принятия Правительством РФ вышеуказанного Распоряжения направляет в объединение туроператоров в сфере выездного туризма уведомление о возврате туристам и (или) иным заказчикам уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм из средств фонда туроператора. При этом на основании п. 4 Правил турист и (или) иной заказчик либо их представители в течение шести месяцев предъявляют туроператору требование о возврате денежных средств, к которому прилагаются: копии паспортов или иных документов, удостоверяющих личность туристов в соответствии с законодательством РФ; копии договоров о реализации туристского продукта (в случае заключения договора о реализации туристского продукта на бумажном носителе) или договоров о реализации туристского продукта в форме электронного документа на электронном носителе информации (в случае заключения договора о реализации туристского продукта в форме электронного документа); документы, подтверждающие факт оплаты туристом и (или) иным заказчиком услуг туроператора в соответствии с договором о реализации туристских услуг, или надлежащим образом заверенные копии таких документов. В течение шести месяцев с даты направления уведомления, указанного в п. 2 Правил, туроператор формирует реестр требований туристов и (или) иных заказчиков о возврате уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм из средств фонда туроператора. Требование о воз 121 врате включается в реестр требований туроператором исходя из даты и времени получения туроператором такого требования от туриста и (или) иного заказчика (п. 3 Правил). Пунктом 7 Правил установлено также, что в течение 60 рабочих дней со дня поступления документов, указанных в п. 6 Правил, объединение осуществляет выплаты из средств фонда туроператора путем перечисления денежных средств на счет в банке, указанный туристом и (или) иным заказчиком либо их представителями в требовании о возврате, и информирует туроператора и Федеральное агентство по туризму об осуществлении выплат из средств фонда туроператора в соответствии с реестром требований и о размере таких выплат либо отказывает в такой выплате и информирует туроператора об отказе с указанием оснований, предусмотренных п. 8 Правил. Оставляя исковое заявление без рассмотрения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Шайхутдиновым Е.А. не соблюден обязательный досудебный порядок урегулирования спора с учетом установленного приведенными нормами права порядка возврата туристам денежных средств, уплаченных за приобретенный туристский продукт. Судебная коллегия с данным выводом суда первой инстанции согласиться не может, поскольку действующим законодательством, в том числе приведенными выше нормативно-правовыми актами, не предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования рассматриваемого спора. Правила не содержат указания о необходимости соблюдения туристами установленного Правилами порядка возврата стоимости турпродукта как обязательного условия для обращения в суд с иском к туроператору об отказе от исполнения договора и возврате стоимости услуги. Следовательно, обжалуемое определение об оставлении иско вого заявления без рассмотрения не может быть признано законным, подлежит отмене с направлением дела в суд первой инстанции для рассмотрения по существу. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 15 октября 2020 г. по делу № 33-20764/2020 Основной тезис. Возврат истцу денежных средств, уплаченных за турпродукт, вследствие отказа истца от договора по причине временного ограничения авиасообщения со всеми странами ЕС должен быть осуществлен туроператором не позднее 31 декабря 2021 г.; такой подход применяется к договорам о реализации туристского продукта, заключенным по 31 марта 2020 г. включительно. 122 Выдержки. Жиронкина Н.В. обратилась в суд с иском к ООО «Музенидис Трэвел-СПб», в котором просила о расторжении договора о реализации туристского продукта, взыскании оплаты по договору, неустойки, компенсации морального вреда. В обоснование требований истица ссылалась на то, что она заключила с ответчиком договор реализации туристского продукта. С 16 марта 2020 г. было временно ограничено авиасообщение со всеми странами ЕС, 22 марта 2020 г. Росавиацией сообщено об ограничении авиаперевозок с территории Российской Федерации на территорию иностранных государств. Ответчиком было отказано в возврате денежных средств по причине несения им фактических расходов. Решением Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 июня 2020 г. исковые требования удовлетворены. Не согласившись с решением суда, ответчик подал апелляционную жалобу. Разрешая заявленные исковые требования, суд исходил из того, что Оперативным штабом по предупреждению завоза и распространения коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации с 16 марта 2020 г. временно ограничено авиасообщение со всеми странами ЕС, Норвегией и Швейцарией, на официальном сайте Ростуризма размещена информация о введении запрета с 18 марта 2020 г. на въезд в страну и приостановление авиасообщения, в связи с чем пришел к выводу, что истица имеет безусловное право требовать расторжения договора о реализации туристского продукта в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении (ухудшение условий путешествия и др.) в соответствии со ст. 10, 14 Закона об основах туристской деятельности, ст. 451 ГК РФ, вследствие чего ее требования о расторжении договора подлежат удовлетворению; при этом с учетом положения части пятой ст. 14 Закона об основах туристской деятельности, отказа истца от договора за 53 дня до начала путешествия, непредставления ответчиком в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ несения фактических расходов по оплате турпродукта, включая оплату авиабилетов, стоимость которых в договоре не указана, исковые требования о взыскании оплаты по договору также признаны судом подлежащими удовлетворению. Постановлением Правительства РФ № 1073 утверждено Положение. Согласно п. 5 Положения в случае расторжения договора по требованию заказчика, в том числе при отказе заказчика от равнозначного туристского продукта, туроператор осуществляет возврат заказчику 123 уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2021 г., за исключением случаев, предусмотренных п. 6 и 7 Положения. Таким образом, согласно Постановлению Правительства РФ № 1073, возврат истице денежных средств, уплаченных ею за турпродукт, вследствие отказа истицы от договора по причине временного ограничения авиасообщения со всеми странами ЕС должен быть осуществлен туроператором не позднее 31 декабря 2021 г. Положение применяется к договорам о реализации туристского продукта, заключенным по 31 марта 2020 г. включительно. Постановление Правительства РФ № 1073 не было принято на момент рассмотрения настоящего дела судом; между тем, поскольку таковое применимо к договору, заключенному между сторонами (договор от 24 декабря 2019 г., т.е. заключен до 31 марта 2020 г.), при этом постановленное судом решение не вступило в законную силу, судебная коллегия полагает, что Постановление Правительства РФ № 1073 подлежит применению к спорным правоотношениям. Таким образом, учитывая, что по смыслу ст. 3 ГПК РФ судебной защите подлежат только нарушенные либо оспариваемые права, свободы или законные интересы, судебная коллегия приходит к выводу, что оснований для удовлетворения заявленных исковых требований о взыскании денежных средств по договору, компенсации морального вреда, штрафа у суда не имелось, так как срок, установленный Постановлением Правительства РФ № 1073, в течение которого туроператором должен быть осуществлен возврат истцу денежных средств по договору, не истек. При этом в соответствии со ст. 32 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору. Таким образом, право потребителя отказаться от договора прямо предусмотрено законом. Согласно п. 2 ст. 450.1 ГК РФ в случае одностороннего отказа от договора (исполнения договора) полностью или частично, если такой отказ допускается, договор считается расторгнутым или измененным. Принимая во внимание, что в соответствии с п. 1 ст. 450.1 ГК РФ, ст. 32 Закона о защите прав потребителей ответчиком получено заявление истца о расторжении договора, договор о реализации турпродукта между сторонами является расторгнутым с момента получения ответчиком указанного заявления истицы, в связи с чем оснований для 124 расторжения договора в судебном порядке и удовлетворения такого требования истицы также не имеется. С учетом изложенного решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований. Апелляционное определение Московского городского суда от 26 октября 2020 г. по делу № 33-412791/2020 Основной тезис. Ссылка апеллянта на преждевременное обращение в суд с иском до истечения срока, установленного п. 2 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 1073, на предоставление предусмотренного договором туристского продукта не влечет отмену постановленного решения, поскольку Положение утверждено и вступило в силу как после расторжения договора реализации туристского продукта, так и после вынесения обжалуемого решения суда. Выдержки. Истец обратился в суд с иском к ответчику, в котором просил взыскать с ответчика денежные средства, уплаченные за тур по договору реализации туристского продукта, неустойку за нарушение срока удовлетворения требований о возврате денежных средств, штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя; компенсацию морального вреда; расходы на оплату юридических услуг. В обоснование заявленных требований истец указал, что приобрел у ответчика пакетный тур в Китай. В связи с эпидемией вируса COVID-19 в КНР Федеральное агентство по туризму (Ростуризм) опубликовало рекомендации российским туристам воздержаться от посещения КНР, из которых усматривается безусловное право российских туристов в сложившихся обстоятельствах требовать расторжения договора о реализации туристского продукта или изменения его условий в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении (ухудшение условий путешествия и др.) (ст. 10, 14 Закона об основах туристской деятельности, ст. 451 ГК РФ). При расторжении такого договора до начала путешествия туристу и (или) иному заказчику возвращается денежная сумма, равная общей цене туристского продукта. Турагент частично вернул уплаченные за тур денежные средства в размере полученной им агентской комиссии. Направленная истцом претензия о возврате денежных средств оставлена туроператором без удовлетворения, что и послужило основанием для обращения в суд с настоящим иском. 125 Судебная коллегия соглашается с выводами суда, поскольку они являются правильными и обоснованными, и не находит оснований для отмены принятого решения. Ссылка апеллянта на приостановление деятельности ответчика в связи с введенным режимом повышенной готовности не может быть принята в качестве доказательства объективной невозможности получения судебного извещения, поскольку Указом № 12-УМ было приостановлено посещение гражданами территорий, зданий, строений, сооружений (помещений в них), где осуществляется деятельность организаций, перечень которых поименован в Приложении 3 к Указу № 12-УМ. Между тем Указом № 12-УМ не приостанавливалась деятельность организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма, в связи с чем ответчик не был лишен возможности своевременного получения извещения о судебном заседании, в котором состоялось обжалуемое решение суда. Доводы жалобы о наличии обстоятельств непреодолимой силы, являющихся основанием для освобождения ответчика от ответственности за невыполнение обязательств по договору, не могут быть признаны состоятельными, учитывая, что указанные обстоятельства возникли после реализации истцом своего безусловного права требовать расторжения договора о реализации туристского продукта. Ссылка апеллянта на преждевременное обращение в суд с настоящим иском до истечения установленного п. 2 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 1073, срока на предоставление предусмотренного договором туристского продукта не влечет отмену постановленного решения, поскольку Положение утверждено и вступило в силу как после расторжения договора реализации туристского продукта, так и после вынесения обжалуемого решения суда. Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 11 ноября 2020 г. по делу № 33-4946/2020 Основной тезис. Неудовлетворение в добровольном порядке претензии о возврате денежных средств за несостоявшийся тур является основанием для взыскания неустойки и потребительского штрафа. Выдержки. Истец обратился в суд с иском к ООО «Национальная туристическая компания Интурист» о расторжении договора, взыскании стоимости туристического продукта, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований указал, что между ним и турагентом заключен договор реализации туристского продукта. В начале марта текущего года в связи с распространением 126 по всему миру инфекции коронавируса обстоятельства изменились настолько, что если бы истец предвидел их изменение, то не стал бы заключать вышеуказанный договор или заключил бы его на других условиях. Уведомлением Федерального агентства по туризму туроператорам было рекомендовано временно воздержаться от отправки российских туристов на территорию иностранных государств. Истцом принято решение о расторжении договора и возврате денежных средств, оплаченных за туристский продукт. Решением Ленинского районного суда г. Махачкалы исковые требования были частично удовлетворены, в связи с чем ответчиком была подана апелляционная жалоба, в которой решение суда он просил отменить. Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему. На территории Турецкой Республики сложилась неблагоприятная эпидемиологическая ситуация, в связи с чем на официальном сайте Федерального агентства по туризму Министерства культуры РФ появилось сообщение о наличии угрозы безопасности здоровья туристов, в том числе в Турецкой Республике. В субъектах Российской Федерации были введены режимы повышенной готовности и карантин. В связи с пандемией коронавируса COVID-19, объявленной ВОЗ, правительство Турции ввело ограничения на въезд иностранных гражданам на свою территорию. Международное пассажирское сообщение с Турецкой Республикой полностью прекращено. Указанные обстоятельства являются общеизвестными и доказыванию не подлежат. Согласно требованиям части третьей ст. 14 Закона об основах туристской деятельности в случае возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране временного пребывания туристов угрозы безопасности их жизни и здоровья, а равно опасности причинения вреда их имуществу, турист и туроператор вправе потребовать в судебном порядке расторжения договора о реализации турпродукта. В соответствии с п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если 127 не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Суд, ссылаясь на указанные нормы и вышеизложенные обстоятельства, признал, что исполнение обязательств ООО «НТК Интурист» по заявке стало невозможно ввиду непреодолимой силы – пандемии и действий государственных органов и оно в одностороннем порядке аннулировало ее. При этом вины ООО «НТК Интурист» как в виде умысла, так и в виде неосторожности нет, поскольку, действуя добросовестно и осмотрительно, оно никак не могло предотвратить или предположить возникновение таких обстоятельств непреодолимой силы, как пандемия и действия государственных органов. В соответствии с разд. 8 договора, заключенного между истцом и агентом ООО «НТК Интурист», стороны освобождаются от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых на себя настоящим договором обязательств, если это неисполнение явилось следствием действия обстоятельств непреодолимой силы, возникших после заключения настоящего договора. Срок исполнения обязательства отодвигается соразмерно времени, в течение которого будут действовать такие обстоятельства. Если эти обстоятельства будут продолжаться более 14 дней, каждая из сторон будет иметь право отказаться от исполнения обязательств по настоящему договору, и в этом случае ни одна из сторон не будет иметь права на возмещение другой стороной возможных убытков. Туристская поездка не состоялась ввиду обстоятельств непреодолимой силы – пандемии новой коронавирусной инфекции. Доказательств тому, что ответчиком фактически понесены расходы по организации тура либо добровольно возвращена истцу стоимость туристского продукта, суду не представлено. В связи с изложенным суд правильно взыскал с ООО «НТК Интурист» в пользу истца стоимость оплаченных, но не потребленных услуг по туристскому продукту в сумме 147 000 руб. Вместе с тем, удовлетворяя требования истца о взыскании стоимости оплаченных, но не потребленных услуг по туристскому продукту, суд необоснованно отказал в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, взыскании неустойки и штрафа. Отказывая в иске в указанной части, суд, ссылаясь на ст. 151 ГК РФ и ст. 15 Закона о защите прав потребителей, исходил из того, что нет вины ООО «НТК Интурист» в том, что туристская поездка истца и членов его семьи в Турцию не состоялась, и он не смог осуществить запланированный семейный отдых. 128 Между тем заслуживает внимания довод жалобы истца о том, что он просил взыскать неустойку, штраф, компенсацию морального вреда не потому, что ответчик не исполнил условия договора и турпоездка не состоялась, а в связи с тем, что ответчик на протяжении пяти месяцев в добровольном порядке не исполняет его требование о возврате уплаченных им денежных средств. Действительно, из материалов дела усматривается, что требования истца (потребителя) о возврате стоимости оплаченных, но не потребленных услуг по туристскому продукту в сумме 147 000 руб. ответчиком в добровольном порядке удовлетворены не были, в связи с чем истец вправе требовать взыскания стоимости услуг, а также неустойки, штрафа и компенсации морального вреда. Апелляционное определение Московского городского суда от 20 ноября 2020 г. по делу № 33-416724/2020 Основной тезис. Постановление Правительства РФ № 1073 не применяется к отношениям, рассмотренным по существу в суде первой инстанции, до момента его вступления в законную силу. Выдержки. Истица обратилась в суд с иском к ответчику – ООО «Дрим-Тур» – о расторжении договора реализации туристского продукта, взыскании денежных средств, уплаченных по договору, указывая в обоснование заявленных требований на то, что 14 ноября 2019 г. между истицей (заказчик) и ответчиком (исполнитель) заключен договор реализации туристского продукта. До начала путешествия в стране (месте) временного пребывания истицы возникли обстоятельства, угрожающие безопасности жизни и здоровью (причинением вреда имуществу) истицы, а именно 5 марта 2020 г. из открытых источников истице стало известно о решении органов власти Франции об отмене всех массовых мероприятий в связи с выявленными многими случаями заражения коронавирусной инфекцией (2019-nCoV) на территории Франции. Решением Никулинского районного суда г. Москвы от 15 июля 2020 г. исковые требования У. удовлетворены частично, в связи с чем ответчиком в Московский городской суд была подана апелляционная жалоба. Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции. Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что истица выразила намерение расторгнуть договор о реализации туристского продукта до появления официального сообщения уполномоченного федерального органа исполнительной власти о существовании опасности пребывания во Французской Республике, судебная коллегия находит 129 необоснованными, поскольку, исходя из обстоятельств настоящего спора, в связи с распространением коронавируса (2019-nCoV) в мире, в том числе во Франции, у истца имелись обоснованные опасения за свои безопасность, жизнь и здоровье в случае отправления в страну (место) временного пребывания по договору о реализации туристского продукта. Указом № 12-УМ установлена обязанность граждан, прибывших в том числе из Французской Республики, в неблагополучной ситуации с распространением новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) обеспечить самоизоляцию на дому на срок 14 дней со дня возвращения в Российскую Федерацию (не посещать работу, учебу, минимизировать посещение общественных мест). Указ № 12-УМ подтверждает наличие угрозы жизни и здоровью истицы в месте реализации туристского продукта. В связи с этим истицей направлено ответчику заявление о расторжении указанного договора по его п. 5.11. Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что истица могла отказаться от туристской поездки при первых появлениях в СМИ информации о распространении новой коронавирусной инфекции в январе 2020 г., тем самым обеспечив возможность избежать затрат ответчика на выплаты третьим лицам, судебная коллегия находит неправомерными, поскольку в январе 2020 г. в СМИ появлялись первые сообщения о распространении коронавирусной инфекции в основном на территории Китая. Истец собиралась осуществить туристскую поездку в марте 2020 г. во Францию, а данная страна находится в противоположной части континента Евразия. Истица не имеет специализированного образования и опыта в сфере вирусологии и не могла дать объективную оценку перспективам распространения инфекции, а также степени ее опасности. Как только стали поступать тревожные сообщения о большом количестве зараженных непосредственно из страны пребывания (Франции) и отмене из-за этого фестиваля «TomorrowlandWinter», который был основным пунктом указанной поездки, истица 6 марта 2020 г. обратилась к ответчику с заявлением о расторжении договора. Между тем незнание истицей о пандемии в январе 2020 г., как справедливо было указано судом первой инстанции, не имеет существенного значения для разрешения данного дела ввиду наличия иных существенных фактов и обстоятельств, достаточных для его разрешения. Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что истица могла добраться до места назначения с помощью иной авиакомпании, судебная коллегия находит несостоятельными, так как по решению 130 Оперативного штаба по предупреждению завоза и распространения коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации при Правительстве РФ были введены ограничения на осуществление пассажирских воздушных перевозок с территории Российской Федерации во Французскую Республику с 13 марта 2020 г. Данное ограничение распространялось на все авиакомпании. Ссылку в апелляционной жалобе на Положение, утвержденное Постановлением Правительства РФ № 1073, согласно п. 5 которого в случае расторжения договора по требованию заказчика, в том числе при отказе заказчика от равнозначного туристского продукта, туроператор осуществляет возврат заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2021 г., за исключением случаев, предусмотренных п. 6 и 7 Положения, судебная коллегия находит несостоятельной, поскольку Постановление № 1073 вступило в законную силу 24 июля 2020 г., т.е. после принятия решения по спору судом первой инстанции, а потому не влияет на законность судебного постановления. Апелляционное определение Московского городского суда от 30 ноября 2020 г. по делу № 33-417245/2020 Основной тезис. Потребитель не вправе претендовать на неустойку и потребительский штраф в случае обращения с требованием о возврате денежных средств за несостоявшийся тур по причине введения ограничительных мер. Выдержки. РОО потребителей «Право» в интересах П. обратилась в суд с иском к ООО «Интергид-Тревел», ООО «Туроператор Корал Тревел Центр» о защите прав потребителя. Требования мотивированы тем, что П. заключил с ООО «Интергид-Тревел» договор о реализации турпродукта. ООО «Интергид-Тревел» в нарушение ст. 10 Закона об основах туристской деятельности при заключении договора не проинформировало в письменной форме истца: о возможности туриста обратиться за оказанием экстренной помощи с указанием сведений об объединении туроператоров в сфере выездного туризма и о способах связи с ним (номеров телефонов, факсов, адреса электронной почты) и других сведений; о возможности туриста и (или) иного заказчика обратиться с письменным требованием о возмещении реального ущерба, понесенного туристом в результате неисполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, за счет средств фонда персональной ответственности туроператора. Также релизация истцом и членами его семьи заказанного туристского продукта 131 стала невозможной ввиду принимаемых как страной проживания, так и страной назначения мер, связанных с пандемией коронавируса. Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 19 августа 2020 г. исковые требования РОО потребителей «Право» в интересах П. к ООО «Интергид-Тревел» о защите прав потребителей оставлены без удовлетворения, что послужило основанием для обращения РОО потребителей «Право» с апелляционной жалобой в Московский городской суд. Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции, руководствуясь требованиями действующего законодательства, оценив в совокупности собранные по делу доказательства, пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, поскольку исходил из того, что денежные средства были в полном объеме возвращены истцу. Также судом принято во внимание то, что в период с марта по июль 2020 г. в связи с распространением новой коронавирусной инфекции CОVID-19 фактически имели место обстоятельства непреодолимой силы. При установленных обстоятельствах, принимая во внимание санитарно-эпидемиологическую обстановку в связи с распространением новой коронавирусной инфекции COVID-19, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда, процентов и штрафа. Оснований не согласиться с выводами суда судебная коллегия не усматривает. Доводы апелляционной жалобы о том, что нарушение прав потребителя на получение полной и достоверной информации со стороны ответчика не может вызывать сомнение, а освобождение ответчика от ответственности на основании обстоятельств непреодолимой силы, действующих, по мнению суда, в период с марта по июль 2020 г., противоречит действующему законодательству, судебная коллегия отклоняет по следующим основаниям. Постановлением Правительства РФ № 1073 утверждено Положение. Согласно п. 5 Положения в случае расторжения договора по требованию заказчика, в том числе при отказе заказчика от равнозначного туристского продукта, туроператор осуществляет возврат заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2021 г., за исключением случаев, предусмотренных п. 6 и 7 Положения. В соответствии с п. 6 Положения по требованию заказчика, достигшего возраста 65 лет, либо заказчика, находящегося в трудной жизненной ситуации, наступившей в период действия постановления, указанного в п. 3 Положения, туроператор обязан возвратить упла 132 ченную заказчиком денежную сумму за туристский продукт в течение 90 календарных дней с даты предъявления указанного требования, но не позднее 31 декабря 2021 г. Ответчики, руководствуясь данными нормативно-правовыми актами, 20 июля 2020 г. произвели возврат денежных средств, что подтверждается платежными поручениями и не отрицалось истцом в суде апелляционной инстанции. Поскольку Постановление Правительства РФ № 1073 применимо к договору, заключенному между сторонами, учитывая, что по смыслу ст. 3 ГПК РФ судебной защите подлежат только нарушенные либо оспариваемые права, свободы или законные интересы, судебная коллегия считает, что суд пришел к верному выводу, что оснований для удовлетворения исковых требований не имелось, так как срок, установленный Постановлением Правительства РФ № 1073, в течение которого туроператором должен быть осуществлен возврат денежных средств по договору, соблюден. Апелляционное определение Саратовского областного суда от 1 декабря 2020 г. по делу № 33-7710/2020 Основной тезис. Иск о возврате денежных средств за турпродукт, предъявленный до 31 декабря 2021 г., является преждевременным. Выдержки. Михайлова Е.В. обратилась в суд с иском к ООО «Музенидис Трэвел». В обоснование заявленных требований указано, что 6 марта 2020 г. Михайлова Е.В. заключила в турагентстве ООО «Азимут» договор о реализации туристского продукта, по которому туроператором является ООО «Музенидис Трэвел». Позже истица выяснила, что в связи с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой по коронавирусу в России федеральными органами исполнительной власти принято решение о запрете полетов в Грецию, просила взыскать с ответчиков в свою пользу денежную сумму, уплаченную по договору о реализации туристского продукта, неустойку, компенсацию морального вреда. Решением Фрунзенского районного суда г. Саратова от 31 июля 2020 г. в удовлетворении исковых требований Михайловой Е.В. отказано. В апелляционной жалобе Михайлова Е.В. просит решение суда отменить, иск удовлетворить в полном объеме. В доводах жалобы указала, что необоснованно применены нормы Постановления № 1073, поскольку договор о реализации туристского продукта расторгнут по заявлению истца 27 апреля 2020 г. Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, руководствуясь подлежащими применению нормами материального права, 133 проанализировав представленные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований. Судебная коллегия с таким выводом суда соглашается, поскольку он соответствует установленным обстоятельствам и требованиям закона. Постановлением Правительства РФ № 1073 утверждено Положение. Положением установлены особенности на 2020 и 2021 гг. исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, в том числе при наличии обстоятельств, указанных в части третьей ст. 14 Закона об основах туристской деятельности. Согласно п. 2–5 Положения при исполнении в 2020 и 2021 гг. договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, туроператор обеспечивает предоставление туристского продукта, предусмотренного договором, либо равнозначного туристского продукта в сроки, определяемые дополнительно по соглашению сторон договора, но не позднее 31 декабря 2021 г. При принятии решения о предоставлении равнозначного туристского продукта туроператор направляет заказчику и (или) турагенту, реализующему туристский продукт, сформированный таким туроператором (в случае заключения договора турагентом), в течение 60 календарных дней со дня вступления в силу Постановления № 1073 уведомление, содержащее обязательство туроператора по предоставлению заказчику не позднее 31 декабря 2021 г. равнозначного туристского продукта. Турагент обязан в течение одного рабочего дня направить заказчику уведомление. Туроператор вправе принять решение о предоставлении равнозначного туристского продукта при условии наличия финансового обеспечения ответственности туроператора, действующего в течение всего срока обязательства и соответствующего требованиям Закона об основах туристской деятельности. В случае расторжения договора по требованию заказчика, в том числе при отказе заказчика от равнозначного туристского продукта, туроператор осуществляет возврат заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2021 г., за исключением случаев, предусмотренных п. 6 и 7 Положения. Из содержания данных особенностей следует, что последствия расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, при наличии обстоятельств, 134 указанных в части третьей ст. 14 Закона об основах туристской деятельности, т.е. в случае возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов (экскурсантов) угрозы безопасности их жизни и здоровья, заключаются в предоставлении равнозначного туристского продукта либо возвращении заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм. Таким образом, поскольку истица отказалась от обязательства туроператора по предоставлению равнозначного туристского продукта, предложенного ООО «Музенидис Трэвел» 28 июля 2020 г., срок, в который туроператор обязан возвратить истцу денежные средства за турпродукт, ограничивается периодом возврата не позднее 31 декабря 2021 г., обращение в суд Михайловой Е.В. с указанным иском является преждевременным. Доводы жалобы о том, что к данным правоотношениям не подлежит применению Постановление Правительства РФ № 1073, являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции, им дана надлежащая оценка, с которой судебная коллегия согласна. Как правильно указал суд, согласно п. 1 Постановления № 1073 и следует из текста самого Положения, оно регулирует особенности исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно. Договор о реализации туристского продукта заключен истцом до 31 марта 2020 г., в связи с чем возникшие на основании данного договора правоотношения регулируются Постановлением Правительства РФ № 1073. Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 1 декабря 2020 г. по делу № 88-18203/2020 Основной тезис. Постановление Правительства РФ № 1073 имеет обратную силу и может быть применено при пересмотре судебных дел в апелляционном порядке. Выдержки. Истица обратилась к мировому судье судебного участка № 3 Октябрьского судебного района г. Архангельска с иском к ООО «Эли Тур» о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда. В обоснование иска указано, что между истицей и ООО «САОТрейд» был заключен договор о реализации туристского продукта. Согласно условиям договора, непосредственным исполнителем туристских услуг, входящих в состав приобретенного истицей туристского продукта, является ООО «Эли Тур», действующее под товарным знаком «PEGAS Touristik». На официальном сайте туроператора было опубликовано сообщение об аннулировании всех зарубежных туров, предпо 135 лагающих вылет за пределы России в период с 23 марта по 30 апреля 2020 г., в связи с чем 25 марта 2020 г. истица обратилась к ответчику с претензией о возврате денежных средств. Поскольку ответчик возврат денежных средств не осуществил, истица просила суд взыскать денежные средства, компенсацию морального вреда. Решением мирового судьи судебного участка № 3 Октябрьского судебного района г. Архангельска исковые требования удовлетворены. Апелляционным определением Октябрьского районного суда г. Архангельска решение мирового судьи судебного участка № 3 Октябрьского судебного района г. Архангельска отменено, по делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано. В кассационной жалобе заявитель просит об отмене апелляционного определения Октябрьского районного суда г. Архангельска от 26 августа 2020 г. Судья Третьего кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для отмены в кассационном порядке апелляционного определения, так как применение судом апелляционной инстанции к спорным правоотношениям Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 1073, является верным, несмотря на то что оно не было принято на момент рассмотрения дела судом первой инстанции, поскольку оно имеет обратную силу и распространяется на договоры, заключенные до 31 марта 2020 г. Апелляционное определение Московского городского суда от 2 декабря 2020 г. по делу № 33-419036/2020 Основной тезис. Требование о возврате денежных средств за тур удовлетворено; при этом судом отмечено право ответчика на заявление ходатайства о предоставлении отсрочки исполнения судебного акта. Выдержки. С. Н. обратилась в суд с иском к ООО «ПЕГАС МСК» о расторжении договора, взыскании суммы, внесенной по договору, компенсации морального вреда, штрафа. В обоснование требований истица указала, что заключила с ООО «Трэвеллэнд» договор о подборе, бронировании и предоплате тура. Однако в связи с подписанием Президентом РФ Указа № 206, а также Указа № 239 истица направила ответчикам претензии с требованием о расторжении договора. В ответ на претензию ООО «ПЕГАС МСК» отказалось вернуть истице остаток денежных средств, в связи с чем истица обратилась с иском в суд. Решением Зюзинского районного суда г. Москвы от 22 сентября 2020 г. исковые требования С. Н. к ООО «ПЕГАС МСК» о расторжении договора и взыскании денежных средств удовлетворены частично. 136 Ответчиком в Московский городской суд была подана апелляционная жалоба. Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на фактических обстоятельствах дела, установленных в ходе судебного разбирательства. Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что суд не применил к спорным правоотношениями нормы специального закона, регулирующего порядок исполнения и расторжения договоров о реализации туристского продукта, заключенного до 31 марта 2020 г., а именно п. 2 ст. 19.4 Закона № 98-ФЗ, Постановления Правительства РФ № 1073, которые не предусматривают возможность расторжения договора в судебном порядке и немедленного возврата денежных средств туристу, судебной коллегией отклоняются, поскольку не опровергают установленных судом обстоятельств и выводов суда относительно того, каким образом должен быть разрешен спор. Взыскание судом денежных средств по спорному договору на основании решения суда не исключает право ответчика заявлять суду ходатайство о предоставлении отсрочки исполнения решения суда. Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 7 декабря 2020 г. по делу № 88-26095/2020 Основной тезис. Суд апелляционной инстанции не может применить нормативно-правовой акт, который отсутствовал (не был принят) на момент рассмотрения дела судом первой инстанции. Выдержки. Истец обратился в суд к ООО «Туроператор БГ» с иском о взыскании стоимости туристского продукта по договору, неустойки, морального вреда, расходов на оплату услуг представителя, почтовых расходов и штрафа. В обоснование своих требований истец указал, что заключил с ООО «Туроператор БГ» договор о реализации туристского продукта, в день заключения договора истцом было уплачено ответчику 50000 руб. Истец является сотрудником и проходит службу в УВД по ЮЗАО ГУ МВД России. В связи с обостренной эпидемиологической обстановкой в мире и пандемией коронавируса приказом министра внутренних дел РФ приостановлено распоряжение МВД России об организации выездов сотрудников внутренних дел РФ, работников системы МВД России за пределы РФ в период нахождения в отпуске, что сделало невозможным использование предоставляемых ответчиком услуг. Решением мирового судьи судебного участка № 60 района Ясенево г. Москвы от 25 июня 2020 г. исковые требования удовлетворены ча 137 стично. Апелляционным определением Черемушкинского районного суда г. Москвы от 23 сентября 2020 г. указанное решение отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований к ООО «Туроператор БГ» о взыскании денежных средств, уплаченных по договору, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа отказано. Заявитель кассационной жалобы указывает на необоснованное применение судом апелляционной инстанции положений Постановления Правительства РФ № 1073, поскольку истец обратился к ответчику за расторжением договора до принятия указанного Постановления и не только в связи с пандемией, но и в порядке п. 5.6 договора. Полагает, что имеет право на отказ от туристского продукта и возврат внесенных денежных средств за вычетом фактически понесенных туроператором расходов. Второй кассационный суд общей юрисдикции находит, что выводы суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований сделаны с существенным нарушением норм процессуального права. Судом апелляционной инстанции не учтено, что Постановление Правительства РФ № 1073 вступило в силу со дня его официального опубликования (п. 2 Постановления № 1073) – с 24 июля 2020 г. и на момент принятия решения мировым судьей еще принято не было. Следовательно, оснований им руководствоваться и применять его при разрешении спора у мирового судьи не имелось. При этом в нарушение положений ч. 4 ст. 198 ГПК РФ суд апелляционной инстанции не указал мотивов, по которым примененные и действующие на дату рассмотрения дела по существу нормы материального права применены мировым судьей неправильно. Также судом апелляционной инстанции не учтено, что, согласно представленным ООО «Туроператор БГ» мировому судье письменным возражениям на иск, ответчик не возражал против права истца потребовать расторжения договора о реализации туристского продукта, указав, что после получения от истца уведомления об отказе от тура ООО «Туроператор БГ» аннулировало услуги, входящие в состав туристского продукта, по заявке без фактически понесенных расходов, предусмотренных ст. 32 Закона о защите прав потребителей, п. 1 ст. 782 ГК РФ; при этом в данный момент времени ООО «Туроператор БГ» готово удовлетворить требование истца о возврате денежных средств в размере стоимости турпродукта, также ответчик предложил заключить истцу соответствующее мировое соглашение с возвратом истцу 138 50000 руб. в течение пяти рабочих дней с момента вступления в законную силу определения суда. Апелляционное определение Московского городского суда от 10 декабря 2020 г. по делу № 33-419946/2020 Основной тезис. В удовлетворении требований о возврате денежных средств за несостоявшийся тур отказано. Выдержки. Истица обратилась с иском в суд, мотивируя свои требования тем, что заключила с турагентом договор о реализации туристского продукта, из содержания которого следует, что истица приобрела тур в Турцию. После заключения договора с февраля-марта 2020 г. в мире сложилась сложная эпидемиологическая обстановка, так как ВОЗ объявила пандемией вспышку коронавирусной инфекции COVID-19. Истица направила в адрес ответчиков претензии / требования о расторжении договора о реализации туристского продукта и возврате денежной суммы. Требования претензии удовлетворены не были. Решением Пресненского районного суда в удовлетворении иска о возмещении стоимости туристского продукта, взыскании штрафных санкций, компенсации морального вреда было отказано. В этой связи истица обратилась с апелляционной жалобой в Московский городской суд. Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции в полном объеме, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального права и представленных сторонами доказательствах, которые всесторонне и тщательно исследованы судом и которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка. При изложенных обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что оснований для удовлетворения требований иска о расторжении договора о реализации туристского продукта и взыскании его стоимости не имеется, в связи с тем, что с истицей согласована замена туристского продукта и произведенная оплата зачтена. В заявлении истицы, направленном в суд, истица указывает, что от данных требований она не отказывается, но и не поддерживает их, просит суд взыскать с ответчика неустойку на основании п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей, компенсацию морального вреда, штраф за неудовлетворение в досудебном порядке требований потребителя. Суд пришел к выводу, что обстоятельства невозврата денежных средств и невозможности реализации приобретенного ранее турист 139 ского продукта не вызваны виновным поведением ответчиков и туроператора и не были направлены на нарушение права потребителя, как это могло быть в случае отсутствия условий непредвиденной сложной эпидемиологической ситуации. С учетом того, что приняты соответствующие нормативные акты, предусматривающие порядок действий сторон правоотношения по оказанию туристических услуг, отличный от стандартной ситуации в случае нарушения Закона о защите прав потребителей, суд счел требования иска о взыскании штрафа и неустойки также не подлежащими удовлетворению. Вины ответчиков в причинении истцу морального вреда и нарушении сроков оказания услуги судом не установлено. В связи с этим суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки, штрафа и компенсации морального вреда в полном объеме. Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 16 декабря 2020 г. по делу № 88-24863/2020 Основной тезис. Требование о возврате денежных средств, уплаченных за тур, удовлетворено, так как отказ произошел до начала путешествия. Выдержки. С. обратился в суд с иском к ООО «Центр туризма Нова» о взыскании части денежных средств, уплаченных по договору на приобретение туристских путевок, компенсации морального вреда, штрафа, указав в обоснование требований на то, что между сторонами заключен договор на приобретение туристских путевок в Таиланд. В связи с эпидемиологической ситуацией в стране он решил отменить отдых. Обратившись к ответчику о расторжении договора, получил ответ, что возврат средств будет производиться за вычетом 9000 руб. Далее он направил претензию о расторжении договора и возврате денежных средств, которая оставлена без удовлетворения. Решением Нефтекамского городского суда Республики Башкортостан от 4 июня 2020 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 6 августа 2020 г., исковые требования С. к ООО «Центр туризма Нова» о расторжении договора, взыскании суммы, неустойки, компенсации морального вреда удовлетворены частично. В кассационной жалобе ответчик – ООО «Центр туризма Нова» – просит об отмене судебных постановлений, ссылаясь на их незаконность. 140 Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы. Руководствуясь положениями ст. 309, 310, 450 ГК РФ, ст. 13, 22 Закона о защите прав потребителей, разъяснениями, содержащимися в п. 28, 45 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 17), суды первой и апелляционной инстанций, установив указанные выше обстоятельства, пришли к выводу о частичном удовлетворении исковых требований о взыскании оставшейся части платы за туристскую путевку исходя из права заказчика отказаться от исполнения договора ввиду возникновения в стране временного пребывания угрозы безопасности его жизни и здоровью и, соответственно, обязанности ответчика вернуть сумму оплаченных услуг в полном размере, поскольку отказ произошел до начала путешествия. Судебная коллегия соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального права и соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 21 декабря 2020 г. по делу № 88-22632/2020 Основной тезис. У суда отсутствуют основания для удовлетворения требований о возврате денежных средств, уплаченных по договору на приобретение туристского продукта, в случае если к моменту рассмотрения дела не наступило 31 декабря 2021 г. Выдержки. Е. С. обратилась в суд с иском к ООО «Анекс Туризм» о взыскании денежных средств, уплаченных по договору о реализации туристского продукта. В обоснование исковых требований указала, что ею забронирована туристская поездка в Турцию. В связи с официальными данными об эпидемии, связанной с коронавирусной инфекцией, на курортах Турции и в России истец 30 марта 2020 г. предъявил ответчику заявление о расторжении договора и возврате уплаченных денежных средств, в удовлетворении которого было отказано. Решением Промышленного районного суда г. Самары от 22 июня 2020 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 3 сентября 2020 г., в удовлетворении исковых требований Е. С. отказано. В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных. 141 Судебная коллегия полагает, что судом апелляционной инстанции правильно принято во внимание Постановление № 1073, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 19.4 Закона № 98-ФЗ Правительство РФ в пределах оговоренных временных ограничений (2020 и 2021 гг.) установило особенности расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, в том числе основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм. В силу положений ст. 779 ГК РФ договор о реализации туристского продукта по своей правовой природе является договором возмездного оказания услуг по туристическому обслуживанию (п. 2), в соответствии с которым исполнитель (туроператор) обязан обеспечить оказание заказчику (туристу) комплекса туристских услуг. Как следует из части первой ст. 10 Закона об основах туристской деятельности, реализация туристского продукта осуществляется на основании договора, заключаемого в письменной форме, в том числе в форме электронного документа, между туроператором и туристом и (или) иным заказчиком, а в случаях, предусмотренных этим Законом, между турагентом и туристом и (или) иным заказчиком. Данный договор должен соответствовать законодательству РФ, в том числе законодательству о защите прав потребителей, на что указывает и п. 1 ст. 422 ГК РФ, согласно которому договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. При этом если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п. 2 ст. 422 ГК РФ). Постановление Правительства РФ № 1073, которым установлены сроки и условия возврата заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных средств при расторжении договора, является актом, имеющим нормативный характер. В соответствии с п. 5 Положения в случае расторжения договора по требованию заказчика, в том числе при отказе заказчика от равнозначного туристского продукта, туроператор осуществляет возврат заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2021 г., за исключением случаев, предусмотренных п. 6 и 7 Положения. 142 Согласно п. 7 Положения, в случае если на день вступления в силу постановления, указанного в п. 3 Положения, наступили сроки предоставления туристского продукта, предусмотренного договором, и туроператором не направлено уведомление в сроки, установленные п. 3 Положения, туроператор осуществляет возврат заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2020 г. Принимая во внимание обстоятельства, в связи с которыми был заявлен отказ истца от туристских услуг по договору, заключенному до 31 марта 2020 г., установленные Положением сроки возврата денежных средств, уплаченных по договору, которые к моменту рассмотрения данного дела не наступили, исходя из того, что в силу положений ст. 3 ГПК РФ судебной защите подлежат только нарушенные либо оспариваемые права, свободы или законные интересы, правовых оснований для удовлетворения заявленных исковых требований у суда не имелось. Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 11 января 2021 г. по делу № 88-476/2021 Основной тезис. Судебные акты в отношении туроператоров, вступившие в законную силу, но не исполненные в установленном порядке, могут быть пересмотрены по новым обстоятельствам в связи с изданием Постановления № 1073. Выдержки. Х. обратился в суд с иском к ООО «Регион Туризм» о расторжении договора о реализации туристского продукта, взыскании стоимости туристского продукта, неустойки за нарушение сроков удовлетворения требований потребителя, компенсации морального вреда. Решением мирового судьи судебного участка № 1 по Чистопольскому судебному району Республики Татарстан от 23 июня 2020 г. иск Х. удовлетворен, постановлено расторгнуть договор о реализации туристского продукта, заключенный между ООО «ВИА Туризм» и Х. и взыскать с ООО «Регион Туризм» в пользу Х. денежные средства, уплаченные по договору о реализации туристского продукта, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф. Решение суда вступило в законную силу. ООО «Регион Туризм» обратилось в суд с заявлением о пересмотре указанного решения мирового судьи в порядке ст. 392 ГПК РФ по новым обстоятельствам. Определением мирового судьи судебного участка № 1 Чистопольского судебного района Республики Татарстан от 21 октября 2020 г., оставленным без изменения определением Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 12 ноября 2020 г., заявление ООО «Регион Туризм» удовлетворено, решение 143 мирового судьи от 23 июня 2020 г. отменено по вновь открывшимся обстоятельствам. В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене определения мирового судьи от 21 октября 2020 г. и определения Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 12 ноября 2020 г., как незаконных. Проверив материалы дела, изучив доводы, изложенные в кассационной жалобе, суд оснований для ее удовлетворения не усматривает. Сущность пересмотра судебных решений, определений по вновь открывшимся обстоятельствам или новым обстоятельствам заключается в проверке судебных постановлений вынесшим их судом в связи с открытием новых обстоятельств, ставящих под сомнение законность и обоснованность вынесения этих постановлений. В соответствии с п. 2 ст. 19.4 Закона № 98-ФЗ Правительство РФ в пределах оговоренных временных ограничений (2020 и 2021 гг.) установило особенности расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, в том числе основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм. Принимая во внимание обстоятельства, в связи с которыми был заявлен отказ истца от туристских услуг по договору, заключенному до 31 марта 2020 г., установленные принятым Положением сроки возврата денежных средств, уплаченных по договору, которые к моменту рассмотрения данного дела не наступили, учитывая, что исполнение решения мирового судьи не произведено, заявитель воспользовался предоставленным на период временных ограничений правом решить вопрос с учетом принятого порядка расторжения договора о реализации туристского продукта, исходя из того, что в силу положений ст. 3 ГПК РФ судебной защите подлежат только нарушенные либо оспариваемые права, свободы или законные интересы, обжалуемыми судебными постановлениями не нарушены права истца, так как, отменив решение, суд направил дело на новое рассмотрение, с принятыми судебными актами возможно согласиться. Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 21 января 2021 г. по делу № 88-945/2021 Основной тезис. Требования к туроператору о компенсации морального вреда и уплате потребительского штрафа отклонены судом. Выдержки. Кропотухина О.А. обратилась в суд с иском к ООО «Исеть Трэвел», ИП Шаренковой Н.В. о расторжении договора о под 144 боре туристского продукта от 18 декабря 2019 г., заключенного ею с ИП Шаренковой Н.В., взыскании с ООО «Исеть Трэвел» стоимости неоказанных туристских услуг, компенсации морального вреда, штрафа. В обоснование заявленных требований указала, что заключила с ИП Шаренковой Н.В. договор поручения о подборе, бронировании и приобретении тура турагентом в интересах туриста. Турецкая Республика закрыла границы для въезда гражданам России по причине распространения коронавирусной инфекции. 26 марта 2020 г. она направила ответчикам претензию о расторжении договора и возврате уплаченных по нему денежных средств, которую ООО «Исеть Трэвел» не удовлетворило, а ИП Шаренкова Н.В. вернула часть комиссионного вознаграждения. Решением мирового судьи судебного участка № 2 Режевского судебного района Свердловской области от 2 июля 2020 г. исковые требования удовлетворены частично. Апелляционным определением Режевского городского суда Свердловской области от 9 ноября 2020 г. указанное решение мирового судьи в части удовлетворения исковых требований Кропотухиной О.А. к ООО «Исеть Трэвел» о взыскании компенсации морального вреда, штрафа отменено. В указанной части в удовлетворении требований Кропотухиной О.А. отказано. В кассационной жалобе Кропотухина О.А. просит отменить апелляционное определение, ссылаясь на необоснованный отказ во взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Судом апелляционной инстанции правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи с учетом доводов и возражений, приводимых сторонами, и сделаны правильные выводы по делу. Довод кассационной жалобы о необоснованном отказе во взыскании компенсации морального вреда и штрафа несостоятелен. Согласно п. 6 ст. 13, ст. 15 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринима 145 телем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. В силу п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ № 7, требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий. Не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей. Из разъяснений, содержащихся в ответе на вопрос 7 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 (утв. Президиумом ВС РФ 21 апреля 2020 г.), следует, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.). Применительно к нормам ст. 401 ГК РФ обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, 146 а также принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению ее распространения, в частности установление обязательных правил поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, запрет на передвижение транспортных средств, ограничение передвижения физических лиц, приостановление деятельности предприятий и учреждений, отмена и перенос массовых мероприятий, введение режима самоизоляции граждан и т.п., могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будут установлены их соответствие названным выше критериям таких обстоятельств и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства. Принимая во внимание дату заключения сторонами договора (18 декабря 2019 г.), дату обращения туриста с заявлением о расторжении договора, возврате уплаченных денежных средств (26 марта 2020 г.), принятые органами государственной власти и местного самоуправления в период получения требований меры по ограничению распространения новой коронавирусной инфекции, в частности установление обязательных правил поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, запрет на передвижение транспортных средств, ограничение передвижения физических лиц, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что распространение коронавирусной инфекции и введение вследствие этого соответствующих мер и ограничений явилось для ответчика – ООО «Исеть Трэвел» – обстоятельством непреодолимой силы, ввиду которого туроператор не смог исполнить свои обязательства по договору. Постановлением Правительства РФ № 434 деятельность туристических агентств и прочих организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма, отнесена к отраслям экономики, в наибольшей степени пострадавшим в условиях ухудшения ситуации в результате распространения коронавирусной инфекции. С учетом указанных обстоятельств, а также установленных Постановлением Правительства РФ № 1073 особенностей исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта оснований для присуждения истцу компенсации морального вреда и штрафа не имеется. Довод о том, что на момент расторжения договора и получения ответчиками требования о возврате денежных средств Постановление Правительства РФ № 1073 не вступило в законную силу, также не является основанием для отмены или изменения обжалуемого судебного акта, поскольку указанное Постановление предусматривает 147 особенности на 2020 и 2021 гг. исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, а в данном случае договор заключен до 31 марта 2020 г. Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 26 января 2021 г. по делу № 88-764/2021 Основной тезис. Иск о возврате денежных средств, уплаченных за тур, отклонен судом в связи с тем, что туроператором не допущена просрочка (иск предъявлен до 31 декабря 2021 г.). Выдержки. С. обратилась с иском к ООО «Пегас Турс», ООО «Тревел Технологии» о расторжении договора о реализации туристского продукта, взыскании уплаченной суммы, компенсации морального вреда, неустойки. В обоснование требований указала, что 8 октября 2019 г. через интернет-сайт турагента ООО «Тревел Технологии» приобрела тур в Турцию, туроператором являлось ООО «Пегас Турс». В связи со сложившейся обстановкой и риском заражения вирусными заболеваниями Правительством РФ были приняты меры по закрытию границ, а также по ограничению авиасообщения между государствами. Ввиду невозможности совершения поездки в связи с существенным изменением обстоятельств в адрес ответчиков 22 марта 2020 г. истцом направлено уведомление об аннуляции тура, расторжении договора с требованием возвратить уплаченную сумму в полном объеме, однако требования не удовлетворены. Решением Курчатовского районного суда г. Челябинска от 18 августа 2020 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 22 октября 2020 г., в удовлетворении иска отказано. В кассационной жалобе С. просит отменить указанные судебные акты и ссылается на то, что Положение, утвержденное Постановлением Правительства РФ № 1073, не распространяется на отношения сторон, возникшие до введения его в действие. Не согласна с выводом суда о том, что туроператором по договору является ООО «Пегас МСК». Ссылается на то, что ответа от туроператора не получала, согласия на замену туроператора не давала. Указывает на то, что турагент предоставил недостоверную информацию о туроператоре, введя истца в заблуждение, в связи с чем турагент должен нести ответственность по возврату денежных средств. Судами установлено, что отказ истца от поездки, направленный турагенту 25 марта 2020 г., вызван рекомендацией Ростуризма о воздержании от поездок за пределы Российской Федерации до нормали 148 зации эпидемиологической ситуации в соответствии со ст. 14 Закона об основах туристской деятельности. Установлено, что туроператор – ООО «Пегас МСК» – уведомил ООО «Тревел Технологии» о депонировании денежных средств истца на срок до 31 декабря 2021 г. и гарантировал, что в срок до 31 декабря 2021 г. туристы имеют безусловное право воспользоваться денежными средствами в оплаченной сумме для бронирования нового турпродукта / туруслуг у туроператора ООО «Пегас МСК», либо денежные средства за путевки будут возвращены не позднее 31 декабря 2021 г. Истец потребовал возврата уплаченных денежных средств в судебном порядке от турагента – ООО «Тревел Технологии» – и туроператора – ООО «Пегас Турс». Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что договор не исполнен по не зависящим от сторон причинам, на момент рассмотрения дела срок ответственности туроператора, предусмотренный специальной нормой о расторжении или изменении договора о реализации туристского продукта и возврата денежных средств, не истек, следовательно, права туристов не нарушены. Суд также исходил из того, что ООО «Тревел Технологии», ООО «Пегас Турс» являются ненадлежащими ответчиками по делу, поскольку туроператором по заключенному договору выступило ООО «Пегас МСК». Суд апелляционной инстанции с выводами об отказе в иске согласился, руководствуясь положениями ст. 401 ГК РФ и Постановлением Правительства РФ № 1073, которым утверждено Положение. Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 27 января 2021 г. по делу № 88-1555/2021 Основной тезис. Туроператор может быть освобожден от компенсации морального вреда и потребительского штрафа, в случае если нарушение основного обязательства (отмена тура) произошло из-за коронавируса. Выдержки. Б. обратилась в суд с исковым заявлением к ООО «Турфирма РИЦ-Н», ООО «Поворот» о взыскании денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, ссылаясь на следующее. Между ней и ООО «Турфирма «Риц-Н» заключен договор о реализации туристского продукта, согласно которому туроператор организует обслуживание заказчика и еще трех человек по направлению Таиланд. В связи с опасностью для жизни и здоровья российских граждан вследствие распространения новой коронавирусной инфекции авиасообщение с Королевством Таиланд приостановлено ввиду не 149 благоприятной эпидемиологической обстановки. Истцом направлено заявление турагенту и туроператору о расторжении договора и возврате в полном объеме оплаченных по нему денежных средств. Однако в возврате средств истцу было отказано. Решением Центрального районного суда г. Читы от 22 июня 2020 г. исковые требования удовлетворены частично. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 17 сентября 2020 г. решение Центрального районного суда г. Читы от 22 июня 2020 г. в части удовлетворения иска о взыскании с ООО «Турфирма РИЦ-Н», ООО «Поворот» в пользу Б. компенсации морального вреда, неустойки, штрафа отменено, в указанной части в удовлетворении иска отказано. В кассационной жалобе Б. просит отменить апелляционное определение и направить дело на новое рассмотрение либо оставить в силе судебный акт первой инстанции. Считает, что апелляционное определение Забайкальского краевого суда подлежит частичной отмене, указывает на то, что суд апелляционной инстанции, признавая неисполнение ответчиками обязательств по договору о реализации туристского продукта действием непреодолимой силы, не мотивировал в своем решении, каким образом данное обстоятельство является основанием для невозврата ответчиками денежных средств, уплаченных истцом по данному договору, и предоставления отсрочки выплаты. Финансовое положение ответчиков на момент отказа в возврате истцу денежных средств в целях объективности судом не проверено. Более того, туристический бизнес получил финансовую поддержку от государства в целях обеспечения соблюдения прав туристов и возврата им денежных средств. Полагает, что односторонний отказ ответчиков от исполнения договора о реализации туристского продукта является незаконным, поскольку на момент аннуляции туроператором заявки на туристский продукт, а также на дату предполагаемого исполнения договора авиасообщение между Российской Федерацией и Королевством Таиланд осуществлялось, запретов на пересечение границ РФ не имелось. Иные туроператоры в указанный период продолжали вывозить туристов за границу. Каких-либо решений компетентных органов РФ о чрезвычайности положения не имелось. В этой связи считает, что суд апелляционной инстанции в нарушение Постановления Пленума ВС РФ № 7 необоснованно расценил действия ООО «Турфирма РИЦ-Н» и ООО «Поворот» по отказу от исполнения договора, возврата истцу денежных средств за туристский продукт, выплаты неустойки, 150 компенсации морального вреда и штрафа как следствие обстоятельств непреодолимой силы. Постановление Правительства РФ № 1073, которым суд апелляционной инстанции мотивирует свои выводы, не содержит положений об освобождении туроператора и турагента от обязанности уплаты неустойки, компенсации морального вреда и штрафа за отказ в добровольном возврате туристу денежных средств за неоказанную услугу в виде туристского продукта. Судом необоснованно применена отсрочка исполнения решения суда в части взыскания в пользу истца стоимости туристского продукта до 31 декабря 2021 г. без учета прав и интересов истца. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления. Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции в части возврата туристу денежных средств, оплаченных за тур, не согласился с выводами об удовлетворении иска в части возложения ответственности на ответчиков, поскольку судом не учтены обстоятельства непреодолимой силы, которые не зависели от воли и действий сторон. Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции полагает, что оснований не согласиться с данным выводом суда апелляционной инстанции по доводам кассационной жалобы не имеется. Согласно положениям ст. 14 Закона об основах туристской деятельности под безопасностью туризма понимаются безопасность туристов (экскурсантов), сохранность их имущества, а также ненанесение ущерба при совершении путешествий окружающей среде, материальным и духовным ценностям общества, безопасности государства. Уполномоченный федеральный орган исполнительной власти: информирует туроператоров, турагентов и туристов (экскурсантов) об угрозе безопасности туристов (экскурсантов) в стране (месте) временного пребывания, в том числе путем опубликования соответствующих сообщений в государственных средствах массовой информации. Указанное опубликование осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации для опубликования обязательных сообщений. В случае возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов (экскур 151 сантов) угрозы безопасности их жизни и здоровья, а равно опасности причинения вреда их имуществу, турист (экскурсант) и (или) туроператор (турагент) вправе потребовать в судебном порядке расторжения договора о реализации туристского продукта или его изменения. Наличие указанных обстоятельств подтверждается соответствующими решениями (рекомендациями) федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, принимаемыми в соответствии с федеральными законами. При расторжении до начала путешествия договора о реализации туристского продукта в связи с наступлением обстоятельств, указанных в настоящей статье, туристу и (или) иному заказчику возвращается денежная сумма, равная общей цене туристского продукта, а после начала путешествия – ее часть в размере, пропорциональном стоимости не оказанных туристу услуг. В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Из разъяснений, содержащихся в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ № 7 следует, что в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный, непредотвратимый при данных условиях и внешний по отношению к деятельности должника характер. Постановлением Правительства РФ № 1073 утверждено Положение. Согласно п. 5 Положения в случае расторжения договора по требованию заказчика, в том числе при отказе заказчика от равнозначного туристского продукта, туроператор осуществляет возврат заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2021 г., за исключением случаев, предусмотренных п. 6 и 7 Положения. Таким образом, согласно Постановлению Правительства РФ № 1073 возврат истцу денежных средств, уплаченных им за турпродукт, вследствие отказа истца от договора по причине вре 152 менного ограничения авиасообщения со всеми странами ЕС должен быть осуществлен туроператором не позднее 31 декабря 2021 г. Вопреки доводам кассатора о несогласии с выводами апелляционного суда об отказе в удовлетворении требований во взыскании неустойки, морального вреда, вторая инстанция, ссылаясь на п. 4.3 договора о реализации туристского продукта, предусматривающий возможность освобождения сторон от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору, если это исполнение или ненадлежащее исполнение является следствием наступления обстоятельств непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, которые стороны не могли ни предвидеть, ни предотвратить разумными мерами, установив наличие обстоятельств непреодолимой силы, подтвержденных компетентными органами, пришла к обоснованному выводу, что распространение новой коронавирусной инфекции и введение по этой причине ограничения авиасообщения и другие ограничения привели к невозможности исполнения обязательств по договору о реализации туристского продукта, являются обстоятельствами непреодолимой силы, что освобождает ответчиков от ответственности, в том числе и за несвоевременный возврат стоимости туристского продукта. Соответственно, не могут быть применены к ответчикам и меры ответственности без установления нарушений со стороны ответчиков прав истца как потребителя услуг. Отклоняются судебной коллегией доводы кассатора о необоснованной отсрочке исполнения решения суда в части взыскания стоимости туристского продукта, как несостоятельные. При рассмотрении настоящего спора по доводам апелляционных жалоб судом апелляционной инстанции правомерно к спорным правоотношениям применены нормы Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 1073. Исходя из того, что по смыслу ст. 3 ГПК РФ судебной защите подлежат только нарушенные либо оспариваемые права, свободы или законные интересы, судебная коллегия приходит к выводу, что оснований для удовлетворения заявленных исковых требований о взыскании компенсации морального вреда, штрафа у суда не имелось, так как срок, установленный Постановлением Правительства РФ № 1073, в течение которого туроператором должен быть осуществлен возврат истцу денежных средств по договору, не истек. Суд апелляционной инстанции, установив обстоятельство того, что Б. отказалась от предоставления ей равнозначного туристского продукта, потребовав расторжения договора, пришел к обоснованному выводу, что туроператор должен возвратить деньги по общему правилу не позднее 31 декабря 2021 г., предоставил ответчикам отсрочку исполнения решения суда в этой части до 31 декабря 2021 г. Эти выводы апелляционного суда мотивированы, подтверждаются имеющимися в материалах дела доказательствами, и оснований для признания их незаконными не установлено. Судебной коллегией отклоняются доводы кассатора о неправильном применении судом апелляционной инстанции норм материального права, регулирующих правоотношения в сфере защиты прав потребителей, как основанные на несогласии с выводами судов по обстоятельствам дела, связанными с отказом во взыскании неустойки и морального вреда, поскольку вторая инстанция пришла к обоснованному выводу о том, что в данном случае права истца как потребителя не нарушены ответчиками.

 

Консультации(0)

Добавить вопрос или комментарий

Юрист может сам перезвонить Вам, если укажите номер телефона и город. Телефон не публикуется! Без указания номера телефона - ожидайте ответ на этой странице.

У Вас появились вопросы?

Пишите в комментариях - мы быстро Вам ответим и проконсультируем!

Статья оказалась Вам полезной?

 

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика