Отказ от договор оказания услуг ГК РФ

Обязательства должны исполняться: "Субъекты права, вступающие в договорные обязательства, должны быть уверены в том, что обязательства будут исполнены надлежащим образом...". Закон (п. 3 ст. 307, п. 4 ст. 1 Гражданского кодекса РФ; далее - ГК РФ, ГК) намерен обеспечивать надлежащее исполнение обязательств во всех без исключения случаях: он обязывает действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие и не допуская извлечения преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения. Строгость закона подтверждает и правило ст. 310 ГК о запрете одностороннего отказа от исполнения обязательства. Важно учитывать и нормы ст. 328 ГК РФ: если контрагент по договору отказался вручить предоставление по обязательству (не передал товар) либо не исполнил обязанность по сопровождению предоставления (отказался передать обязательные документы на товар), другой контрагент, защищая свои имущественные интересы, вправе приостановить свое исполнение или отказаться от него. Та же защита может быть использована, когда очевидно, что контрагент не выполнит свою обязанность в срок или, что то же самое, в одностороннем порядке откажется от исполнения обязательства.

 

Запрещая в ст. 310 ГК односторонний отказ от исполнения обязательства, закон ввел правило ст. 450.1 ГК об отказе от договора (исполнения договора), отождествив понятия отказов. Справедливо мнение, что введенные нормы не исключили дискуссии о соотношении общих и специальных норм ГК РФ о расторжении договора, что объединение терминов "отказ от договора" и "отказ от исполнения договора", наряду с существующим в ГК термином "отказ от исполнения обязательств", не устранило существующих противоречий в толковании этих понятий и добавило новое, не предусмотренное ч. 2 ГК - "отказ от осуществления прав по договору".

 

Иллюстрацией может служить свежее Постановление Пленума ВС РФ: разъяснение о праве сторон предусмотреть не упомянутое в законе или ином правовом акте основание прекращения обязательства дополняется фразой, что прекращение договорного обязательства может представлять собой частный случай расторжения договора. Этому вторит толкование: "Расторгнуть договор в одностороннем внесудебном порядке по общему правилу можно в случаях, установленных законом (п. 1 ст. 310 ГК РФ)". При этом упускается из виду, что односторонний отказ от исполнения обязательства и прекращение обязательства - это совсем другие явления, нежели расторжение договора. Их правовое регулирование различается, их понятийное отождествление ошибочно.

 

Сопоставляя исследуемые понятия, заключаем: и односторонний отказ от исполнения обязательства, и отказ от договора есть причина, а прекращение обязательств - следствие. "Наоборот" это не работает. При этом смеем утверждать, что в нормах ст. 310 и ст. 450.1 ГК законодатель преследует разные цели. Статьей 310 ГК вводится запрет на односторонний отказ должника от исполнения обязательства. Этот запрет императивен, и закон не предоставляет других позитивных вариантов правового регулирования. Однако "...общим правилом является то, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, а предусмотренные законами и иными правовыми актами случаи (когда это допускается) представляют собой исключения из указанного общего правила". Исключения могут вводиться и договором. Но упомянутые исключения не превращают обязанность воздерживаться от одностороннего отказа от исполнения обязательства в право на односторонний отказ без всяких условий. И предоставленный нормативно "договорный отказ может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства". И все же юридическая сущность отказа от исполнения обязательства - неправомерное поведение должника. Именно поэтому допустимость отказа всегда обусловлена дополнительными тяготами, налагаемыми на должника в целях защиты интересов кредитора. Согласитесь, когда речь идет о защите, она всегда ответ на правонарушение. Сам по себе отказ от исполнения обязательства не прекращает обязательство, не расторгает договор. Прекращение обязательства обусловлено "замещающим предоставлением" в виде денежной суммы, если она согласована, а если не согласована, то возмещением убытков. Сущность нормы ст. 310 ГК: должник, не делай этого, иначе будь готов к негативным имущественным последствиям!

 

Задача нормы ст. 450.1 ГК РФ другая - она в том, чтобы обеспечить осуществление права на односторонний отказ от договора, предоставленное независимо от того, кто ты в обязательстве, должник или кредитор. Осуществление права на отказ от договора приводит к расторжению договора на будущее, но закон требует решить судьбу уже возникшего и еще не исполненного обязательства. Иначе это не отказ от договора, а запрещенный отказ от исполнения обязательства, который не должен приводить к расторжению договора. Договор обусловливает содержание договорного обязательства и его надлежащее исполнение, содержит условия, выполнение которых ведет к его прекращению. До того момента, пока договорное обязательство не прекращено, условия договора должны регулировать отношения сторон: "Условия расторгнутого договора о процентах, неустойке, а также все обязательства, обеспечивающие исполнение обязанности по возврату имущества, сохраняются до полного исполнения этой обязанности". И даже когда договор прекращает свое действие, продолжают действовать те его условия, которые в силу своей природы предполагают их применение и после расторжения договора. Речь о гарантийных обязательствах в отношении товаров или работ по расторгнутому впоследствии договору; об условии о рассмотрении споров по договору в третейском суде, соглашениях о подсудности, о применимом праве и т.п., и о других, которые имеют целью регулирование отношений сторон в период после расторжения (например, об условиях возврата предмета аренды после расторжения договора, о порядке возврата уплаченного аванса и др.) и посему сохраняют свое действие и после расторжения договора. Подобного рода договоренности и законодательно установленные правила составляют часть договора, и в этой части он выполняет регулятивные функции даже после расторжения.

 

Необходимо также учитывать норму ст. 453 ГК о регулировании общих последствий расторжения договора, где речь идет о судьбе договорных обязательств и необходимости поддержания баланса интересов должника и кредитора. Поэтому, конечно же, отказ от исполнения обязательства не влечет отмену условий договора, и они подлежат применению до того момента, пока имущественные интересы договорившихся не будут сбалансированы должным образом. Точно так же, как перемена лиц в обязательстве никак не влияет на судьбу договора, из которого возникло обязательство, и односторонний отказ от исполнения уже возникшего из договора обязательства не должен уничтожать договор.

В ряде случаев закон предоставляет право на внесудебный отказ от договора "в преддверии" возможных имущественных потерь. Еще нет нарушений, но согласно п. 5 ст. 709 ГК заказчик может отказаться от договора подряда, по которому из-за необходимости дополнительных работ существенно увеличивается приблизительная цена договора. В статье 610 ГК закреплено право на внесудебный отказ от договора аренды с неопределенным сроком действия. Специальным нормативным предписанием закон может устанавливать особые правила отказа от договора. Они должны быть соблюдены, как бы стороны себя ни повели и какую бы альтернативу ни согласовали. Например, в силу п. 1 ст. 859 ГК клиент по договору банковского счета в любое время может отказаться от него, подав заявление банку. Если банк препятствует, суды отмечают: действующим законодательством не предусмотрено право банка отказать клиенту в расторжении договора либо на срок на принятие такого решения   Инструкцией Банка России от 30 мая 2014 г. N 153-И предусмотрено, что после принятия заявления клиента по счету не могут осуществляться никакие операции, за исключением выдачи или перевода клиенту остатка денежных средств с закрытого счета.

 

Договорные условия, противоречащие нормативным предписаниям о правилах отказа от договора, ничтожны и подлежат применению правила нормы. К примеру, арендатор съехал из арендованной на неопределенный срок недвижимости, полагая, что отказался от права аренды. Суд квалифицировал это как отказ от обязанности вносить арендную плату и решил, что отказ не обоснован даже в том случае, когда помещение освобождено досрочно, и в течение трех месяцев с момента подобного предупреждения договор сохраняет свою силу для обеих сторон. Если уведомительный отказ от договора законом не предусмотрен, но и не запрещен, стороны могут согласовать его частной волей. Суды указывают, что по срочному договору аренды у арендатора нет оснований для немотивированного отказа от него, если стороны в срочном договоре аренды не согласовали право арендатора в одностороннем внесудебном порядке отказаться от договора. Если же согласовали, то арендатор вправе заявить о таком отказе, но с арендной платой надо будет решать так, как об этом прямо сказано в договоре. Подобное служит основанием для удержания арендодателем обеспечительного платежа.

 

Частной волей нельзя изменять императивные правила закона. На этот счет в судах существовал подход, что, если право на отказ предоставлено законом, оно не может быть ограничено соглашением сторон: договорным установлением платы право ограничивается, и такое условие ничтожно. Поэтому остается сожалеть, что суды действия сторон по установлению обязанности платить за предоставленное законом право на односторонний отказ оценивают как определение порядка осуществления права на отказ от исполнения договора, толкуя разъяснение п. 4 Постановления Пленума ВАС N 16 выборочно. Пунктом 4 следует руководствоваться в совокупности с п. 3 этого же Постановления, где сказано, что при возникновении спора об императивном или диспозитивном характере нормы, регулирующей права и обязанности по договору, суд должен указать, каким образом... недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон предопределяет императивность этой нормы либо пределы ее диспозитивности. Необходимости учета баланса интересов сторон посвящено Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 16. Когда суды не учитывают совокупный характер разъяснений пленумов, они без достаточных оснований решают, что "сторонами по своей воле установлен иной режим последствий одностороннего отказа от договора в виде оставления сумм перечисленного аванса у исполнителя", чем грубо нарушают баланс интересов сторон. Приведенным решением отклонены требования заказчика о возврате аванса, хотя исполнитель не освоил его: не предоставил результата оказанных услуг, акт приемки проектной документации сторонами не подписан, лицензия водопользования исполнителем не оформлена. Основанием для возникновения обязательства заказчика по оплате в любом случае является сдача результатов заказчику, а доказательством выполнения работ / оказания услуг является подписанный сторонами акт о приемке.

 

Также однозначны позиции судов, что в отсутствие актов приемки необходимы иные письменные доказательства, свидетельствующие об исполнении обязательств по заключенному договору. В спорном деле нет ни одного доказательства о том, что заказчик получил хоть какой-либо результат, именно по этой причине он отказался от договора, просил суд применить п. 1 ст. 782 ГК и был готов оплатить фактически понесенные исполнителем расходы. Специальное правило нормы п. 1 ст. 782 ГК содержит императивные предписания и не допускает других вариантов регулирования отказа заказчика от договора возмездного оказания услуг. Суд отклоняет доводы заказчика и, соответственно, норму п. 1 ст. 782 ГК "как не имеющие правового значения для разрешения спора" и применяет договорное условие п. 6.5 "о невозвращении заказчику денежных средств, в случае заявления им одностороннего отказа". Толкование договора, который предусматривает 90% авансирования и обусловливает право заказчика на отказ невозвращением перечисленного аванса, показывает, что условие п. 6.5 представляет собой санкцию за отказ от услуг исполнителя, ограничивает право заказчика на расторжение договора и юридически ничтожно. Но суд решил, что "доводы истца о ничтожности пункта 6.5 безосновательны, поскольку противоречат положениям действующего гражданского законодательства, устанавливающего и регулирующего принцип свободы договора в сфере предпринимательской деятельности". Как иногда удобен этот принцип свободы! На самом деле доводы истца основаны на законе, а безосновательна ссылка суда на "выдернутую" из контекста правовую позицию п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ относительно нормы ст. 782 ГК. Подобным образом можно толковать норму ст. 717 ГК, поскольку она диспозитивна, но ее положения неприменимы для договора возмездного оказания услуг ввиду специального регулирования нормативными предписаниями ст. 782 ГК. Нормы ст. 782 ГК закрепляют право заказчика и исполнителя на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг и условия, при которых он допускается. Это условия-предписания, других вариантов они не допускают.

 

Право на отказ от договора предоставлено заказчику законом и императивно обусловлено возмещением фактически понесенных исполнителем расходов. По какой причине суд заставил заказчика оплатить исполнителю 90% стоимости того, что не выполнено и на 5%? И не учел, что "последствия расторжения договора, отличные от предусмотренных законом, могут быть установлены соглашением сторон с соблюдением общих ограничений свободы договора". Императивные нормы ограничивают принцип свободы договора, а у судов нет права расставлять приоритеты применяемых норм.

 

В отдельных случаях право на односторонний отказ от договора закон предоставляет в ответ на существенные нарушения договора другой стороной: по ст. 523 ГК в уведомительном порядке можно отказаться от договора, если допущены те нарушения обязательства, которые закон квалифицирует существенными. По общему правилу нормы п. 2 ст. 450 ГК РФ нарушения договора квалифицируют как существенные тогда, когда кредитор не получает предоставления из-за отказа должника исполнять обязательство. В силу нормы ст. 310 ГК подобное недопустимо, и по правилу ст. 328 ГК норма ст. 523 ГК предоставляет кредитору право на отказ от договора. Это делается в целях поддержания баланса имущественных интересов сторон обязательства, в котором кредитор не получил предоставления и еще не сделался должником. В силу ст. 450.1 ГК можно отказаться от осуществления "ответного" права на отказ от договора и сохранить договор. Был ли смысл дублировать в норме ст. 450.1 ГК это общегражданское правило? В отличие от исполнения обязанности лицо всегда может отказаться от осуществления принадлежащего ему права.

 

В литературе встречаются мнения, что перечень договорных прав, от которых можно отказаться, в ст. 450.1 ГК не конкретизирован, поэтому она распространяется на любые права, основанием возникновения которых являлся договор. Также утверждается, что отказ от осуществления прав по договору является исключением из правила п. 2 ст. 9 ГК и влечет их прекращение. Подобные мнения могут привести к ошибкам, и под видом отказа от осуществления права по договору начнут отказываться от исполнения обязательства. Так пытаются делать арендаторы, когда под видом отказа от осуществления права аренды отказываются платить арендную плату. А суды ошибочно решают, что "досрочное расторжение договора в одностороннем порядке не является гражданско-правовым нарушением". Если арендатор отказался от осуществления прав по договору по правилам ст. 450.1 ГК, это не означает, что тем самым он реализовал право на односторонний отказ от договора, а тем более право на отказ от исполнения договорного обязательства. Но ведь именно эту цель преследует арендатор, отказываясь от осуществления права аренды. Это еще одно подтверждение, что ошибочно признавать тождественными понятия "отказ от исполнения обязательства", "отказ от договора" и "отказ от осуществления прав по договору". Допуская их равенство, придется допустить и право на безусловный немотивированный отказ от исполнения обязательства, что прямо запрещено в ст. 310 ГК.

 

Определением Верховного Суда РФ от 3 ноября 2015 г. N 305-ЭС15-6784 по делу N А40-53452/2014 решение отменено как принятое с существенными нарушениями норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможна защита охраняемых законом публичных интересов. См.: СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 10.02.2021).

 

В этом контексте обратим внимание на п. 13 Постановления Пленума N 54: "В случае правомерного одностороннего отказа от исполнения договорного обязательства полностью или частично договор считается соответственно расторгнутым или измененным". На самом деле не все так однозначно: вследствие одностороннего отказа от исполнения обязательств не все условия договора прекращают свое действие. Договор также может быть реанимирован, если, например, неисправный поставщик отгрузит товар, а покупатель примет исполнение, а не откажется от товара. То есть факт исполнения договорного обязательства может свести на нет отказ от договора, если инициатор отказа примет ненадлежащее, к примеру, просроченное исполнение.

 

Отказ от договора не порождает проблем имущественного характера, когда отказом расторгается соглашение о тех действиях, которые еще не составляют обязательство. Заключили договор и, не приступив к исполнению обязательства, отказались от него. Другое дело, когда одна сторона исполнила свое обязательство, а вторая отказывается от договора. Тем самым она отказывается и от исполнения обязательства, а это запрещено ст. 310 ГК. Поэтому недопустимо делать выводы, что, предоставив возможность обусловить отказ от исполнения обязательства денежной суммой, закон предоставил его как право на отказ от исполнения обязательства. Односторонний отказ от добровольно возложенного на себя исполнения - это всегда нарушение баланса интересов сторон договора, который требует восстановления прав кредитора за счет должника-нарушителя.

 

Отказом от исполнения обязательства должник нарушает явный запрет закона, и не наступают правовые последствия, на которые направлен интерес правонарушителя. А у кредитора расширяется объем дозволений за счет "оживления" правомочия защиты. В этой ситуации "работает" и правило нормы п. 2 ст. 328 ГК об убытках. Из сказанного заключаем: немотивированный отказ от обязательства должнику запрещен, ответно-встречный отказ разрешен и дополнен возможностью кредитора требовать убытки, соблюдая досудебный порядок урегулирования споров.

 

Ссылка п. 16 Постановления N 54 на ст. 450.1 ГК свидетельствует, что ВС РФ подразумевает уведомительный порядок отказа должника от исполнения обязательства и полагает, что получение уведомления кредитором прекращает действие договора. Если верить разъяснениям ВС РФ, отказывающийся от исполнения обязательства должник осуществляет право. На самом деле права у должника нет, и он совершает правонарушение: предоставленная ему возможность отказа становится неупречной после выплаты оговоренной суммы. "Неоплаченный отказ" не порождает тех правовых последствий, на которые направлен, и не приводит ни к прекращению обязательства, ни к расторжению договора.

 

Используя в п. 16 Постановления термин "в результате", Пленум отождествляет отказ от договора с отказом от исполнения обязательства, что весьма спорно. Согласимся, что при уведомительном расторжении договора обязательства прекращаются, но уточним: "наоборот" это правило работает иначе. Отказ от исполнения обязательства не прекращает "автоматически" договор, в рамках которого это обязательство возникло и подлежит исполнению. Например, неуплата арендатором арендной платы - по своей сути односторонний отказ должника от исполнения обязательства. Закон не признает результатом отказа расторжение договора, а предусматривает сложную и длительную процедуру его сохранения.

 

По версии Пленума факт получения кредитором уведомления об отказе должника от исполнения обязательства влечет два последствия: (1) расторжение договора и (2) появление денежного обязательства. А если, к примеру, поставщик "под выплату" отказался от исполнения обязательства только в одном сдаточном периоде и стороны продолжают состоять в договорных отношениях? По логике п. 16 Постановления N 54 кредитор не приобретает право на получение той денежной выплаты, которой обусловлен отказ поставщика от исполнения обязательства. Если недопустимый отказ от исполнения обязательства будем отождествлять с правом на отказ от договора, исправный кредитор не сможет защитить свои имущественные интересы.

Консультации(0)

Добавить вопрос или комментарий

Юрист может сам перезвонить Вам, если укажите номер телефона и город. Телефон не публикуется! Без указания номера телефона - ожидайте ответ на этой странице.

 

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика